Архив категорий:Статьи

Массовый гипноз именем «управляемого хаоса»


Возвращение к основам русской советской цивилизации — единственный шанс избежать украинского сценария распада государства в России …

В 21 веке нельзя так просто взять и под предлогом абсолютно сфабрикованных причин вторгнуться на территорию другой страны.

Дж. Керри, госсекретарь США

«Центральний штаб «Правого сектору» наказав усім своїм підрозділам провести термінову мобілізацію і озброєння».

Из официального приказа штаба запрещенной в России организации «Правый сектор»

Разворачивающиеся на Украине события заставляют нас вновь и вновь анализировать происходящие там события сквозь призму интересов единого русского, советского мира, подвергающегося агрессии со стороны «западной цивилизации».

Запад, как фабрика иллюзий: «технология уничтожения»

В своей знаменитой книге «Великая шахматная доска» (Москва, изд. Международные отношения, 2012) Збигнев Бжезинский пишет: «Успешное сдерживание Северной Америкой усилий евразийского блока, направленных на установление прочного господства над всей Евразией, причем обе стороны до конца воздерживались от прямого военного столкновения из-за боязни ядерной войны, привело к тому, что исход соперничества был решен невоенными средствами. Политическая жизнеспособность, идеологическая гибкость, динамичность экономики и привлекательность культурных ценностей стали решающими факторами».

Здесь Бжезинский лукавит, используя как раз-таки «мягкую силу» и своего рода непрямой «гипноз» (данный предмет исследования изучен нами в монографии нашей монографии «Мягкая сила, сетеоцентричные войны и национальная безопасность России»).

Подчеркнем: не «культурные силы» США стали привлекательными для жертв психо-информационной войны, а созданные ее акторами системы иллюзий. Что уж говорить, если 2 марта 2014 года госсекретарь Соединенных Штатов Дж. Керри, представляющий страну, вероломно напавшую на мирные народы Югославии, Ирака. Ливии и других государств, заявляет по поводу защиты Россией русских людей от нацистской власти: «В 21 веке нельзя так просто взять и под предлогом абсолютно сфабрикованных причин вторгнуться на территорию другой страны». Чтобы поверить в право Керри говорить это, надо находиться под мощнейшим психозомбирующим воздействием! Но именно в таком состоянии ни находятся большинство населения земного шара (включая граждан России.

Системы глобальных иллюзий, возвышающих США и разрушающих традиционные общества прямыми и непрямыми (например, посредством организации внутренних конфликтов) способами, создавались и создаются специалистами из достаточно большой группы интеллектуальных, «мозговых» центров (типа Rand-корпорации), работающих на Запад.

Деятельность фабрики иллюзий привела к формированию целых «стран-зомби». Как отмечает Бзежинский в контексте своего суггестивного влияния: «Возглавляемая Америкой коалиция в массе своей воспринимала в качестве положительных многие атрибуты американской политической и социальной культуры. Два наиболее важных союзника Америки на западной и восточной периферии Евразийского континента — Германия и Япония — восстановили свои экономики в контексте почти необузданного восхищения всем американским. Америка широко воспринималась как представитель будущего, как общество, заслуживающее восхищения и достойное подражания…. применение Америкой «имперской» власти в значительной мере является результатом превосходящей организации, способности быстро мобилизовать огромные экономические и технологические ресурсы в военных целях, неявной, но значительной культурной притягательности американского образа жизни, динамизма и прирожденного духа соперничества американской социальной и политической элиты».

Как известно, главная теоретическая основа массового кодирования населения, — концепция «мягкой силы» (soft power), — базируется на идеологической доминанте любого актора, ее применяющего, а также на технологиях и механизмах, формирующих ожидания и предпочтения объектов манипуляции.

Эффективность соответствующей манипуляция облегчается особенностями информационного общества, «позвоночник» которого — интернет-сети.

С помощью глобальных сетей и СМИ скрытые от непосредственного наблюдения силы формируют установки масс и общественное мнение непрямым методом, подразумевающим «подмену понятий».

При прямой и циничной агрессии Запада против народов Сербии, Сирии, Ливии термины типа «вторжение» заменялись на слова подобные «миротворческой операции», «оккупация» — «гуманитарной миссией» и т. д.

Алгоритм «подмены понятий» хорошо описан в материале «Технология уничтожения» на официальном сайте ЦК КПРФ. В частности, там говорится: «Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены. Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах».

Так, например, террористы во время операций по наведению конституционного порядка в Чечне сделались благодаря информационным манипуляций «повстанцами», а российские солдаты — «оккупантами».

Именем «управляемого хаоса»: психо-информационная оккупация Украины

Сейчас провокация масштабного конфликта, ведущего не к сотрудничеству, а к войне цивилизаций, осуществляется Западом на земле Малороссии и территории Западной Украины именно посредством внушения многим и многим гражданам мира и собственно Украины искаженного представления о реальности.

Открытые (!) нацисты-бандеровцы сегодня представляются глобальными СМИ миру в качестве «борцов за свободу», а мирные жители Крыма, Донецка, Луганска, Днепропетровска, Одессы — «боевиками-сепаратистами».

(Отметим, что, если сопоставить данные факты с теми, что «украинский» Крым был до недавнего времени базой для различных организаций радикального ислама, а многие бандеровцы воевали на стороне боевиков Басаева, Дудаева, Масхадова и Умарова, — террористов, наводняющих сегодня землю Сирии, то организация Западом глобального хаоса, который не может наступить, пока существует русский мир, становится очевидной.)

Разрушение русского мира производится «методами изменения индивидуальных и массовых представлений о ситуации. В результате злоупотребления методами виртуализации реальной жизни ослабевает политическое и духовное единство общества» («Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны» Манойло А.В, Петренко А.И., C Фролов Д.Б., Москва, Горячая линия, Телеком, 2013).

Но все же, как нацисты и убийцы превращаются в «защитников европейских ценностей»? Поговорим подробнее о системе, делающей такое превращение возможным:

Первую позицию в данной системе занимают лица и компании, прогнозирующие, выявляющие и формирующие тенденции глобального развития;

На второй позиции находятся собственно акторы «мягкой силы», то есть «ваятели» образно-смысловых доминант, в которых заинтересованы основные игроки со стороны Запада; другими словами, вторая позиция — это СМИ и другие деятели информации;

Третья позиция — это позиция финансистов, юристов, менеджмента, создателей научных технологий;

Четвертая же позиция занята индустриально-промышленными группами.

Все они входят в структуру, объединенную много-многозначными связями и навязывающую планете самые невероятные, на первый взгляд, шаблоны восприятия реальности.

Вернемся к Украине, где захваченная бандеровцами Верховная Рада отменила закон об уголовной ответственности за отрицание преступлений нацизма.

Напомним, что «12 сентября 1939 года на совещании в поезде Гитлера начальнику военной разведки и контрразведки Канарису поставили задачу: «…заняться подготовкой украинских организаций, работающих с Вами и имеющих те же цели, а именно — уничтожение поляков и евреев»…. ворвавшийся вместе с немецкими передовыми частями во Львов украинский батальон «Нахтигаль» под командованием Романа Шухевича расстрелял более трех тысяч львовян-поляков, в том числе 70 ученых с мировым именем. А в течение недели зверски забил еще около семи тысяч евреев, русских и украинцев…. Страшной, мученической смертью ежедневно умирали тысячи украинцев. Националисты словно с цепи сорвались. Каждое убийство они превращали в изощренную пытку, словно соревнуясь друг перед другом в своем зверстве». О зверствах бандеровцев мы писали в статье «Зло. После сноса памятников Ленину исторически всегда следуют еврейские погромы. Фоторепортаж из 1941-го».

Казалось бы, как можно не то чтобы защищать, а вообще иметь дело с наследниками нацистов?

Однако глобальный Молох сегодня в буквальном смысле проводит через «Окно Овертона» миллиарды людей по всей планете, делая черное белым, ставя все с ног на голову, и, в том числе, реабилитируя нацизм.

Россия: будет ли сделан шаг к исцелению?

Собственно, западные финансовые круги в союзе с так называемыми «неоконами» и неотроцкистами на новом витке спирали и на принципиально новом уровне психо-информационных возможностей пытаются создать новое нацистское, «национал-либеральное» государственное образование, ядовитой иглой вонзающееся в ослабленный русский мир.

Заодно осуществляется попытка дискредитировать подлинный русский патриотизм: под маркой «русских националистов» нам предъявляют «национал-демократов», предлагающих расчленить Россию и братающихся к майдановцами, которые в свою очередь получают полную поддержку российских либералов, кормящийся на западные гранты.

Это, кстати, говорит о том, что выживание России напрямую зависит от реальности формирования правительства народного доверия и разгрома пятой колонны (от либералов до национал-демократов).

Иначе Навальный, Немцов и Демушкин вместе с Ярошем и «Сашко Билым» (Александром Музычко — воевавшим на стороне террористов в Чечне) вскоре появятся на Болотной и Красной площадях. Вот что говорил «повстанец» Ярош в беседе с нацистом Тягнибоком: «Имея ресурс СБУ я, со своими ребятами, в начале, наведу порядок на «кацапщине» (восточные и юго-восточные области Украины — прим. ред.) и в Крыму. Из Севастополя кацапы сами убегут. Заставим землю гореть у них под ногами. Матросню начнем в закутках душить, пару кораблей взорвем. Побегут как миленькие и прихвостней своих с собой прихватят! Задавлю всю нечисть. Параллельно начну «шебуршить» в Воронежской, Белгородской и Курской областях. Подготовим боевые группы из татар и направим их на Кавказ помогать Имарату. Этим может заняться Сашко Музычко. Опыт у него есть. Чечены его уважают» («Теперь у меня столько оружия, что его хватит всем хребты переломать»).

Очевидно, что в России, как и на Украине, народ ненавидит власть олигархов и либералов, эксплуатирующих трудящихся и целенаправленно разрушающих отечественную государственность (одно расчленение РАО «ЕЭС» или попытка приватизации госкорпораций вполне соответствуют понятию национальной измены).

Поэтому антигосударственные силы торопятся реализовать в РФ сценарий «коричнево-оранжевой чумы» по Д. Шарпу и Ст. Манну, описанной в работе В. Корякина «Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху постмодерна» (Москва, ИГ «Граница», 2013): концентрация в одном месте разрушительных политических сил; усиление деструктивного протеста по всей стране; пропаганда нелегитимности власти, а также максимальной примитивизации «обывательского сознания», которому внушается, что «можно все, если очень хочется» и т.д.

При таком сценарии протест масс, вызванный как классовым угнетением, так и национально-цивилизационным угнетением (прежде всего, геноцидом русского народа) вполне может быть перехвачен антироссийскими и русофобскими силами, выполняющими заказ транснациональных кампаний и наших геополитических противников.

Такой сценарий «хаоса мятежа» (термин В. Корякина) в России нельзя предотвратить без кардинальной смены политического курса, лишающего хаос возможной поддержки «снизу», так как мотивирующая на протест информация в любом случае будет свободно распространяться в сети «Интернет». Как пишет американский военный исследователь Ральф Петерс в своей книге «Постоянный конфликт» (Constant conflict, Parameters: US Army College Quarterly, Summer, 1997): «Оккупация иностранных государств в идеале начинается с фильмов Голливуда и закусочных Макдональдса, после чего прилетают крылатые ракеты фирмы Макдональдс Дуглас».

На Украине справедливое недовольство масс было перехвачено Западом руками нацистов и либералов с помощью неправительственных и некоммерческих организаций (НПО и НКО), расплодившихся там на деньги западных фондов как «грибы после дождя».

Примерно такое же количество активно и агрессивно действующих прозападных НПО и НКО работает и в России, формируя отряды союзных друг другу нацистов (вышеупомянутых национал-демократов) и либералов, которые готовы использовать любые возможности для запуска процесса распада России. Только по официальным данным у в России действуют порядка 654 НПО, разработавшие на деньги западных фондов 350 информационных, образовательных, культурных программ влияния на россиян, принадлежащих к самым разным социальным категориям.

Сотрудники так называемого Центра по прикладному ненасильственному действию и стратегиям (ЦПНДНС) (среди них знакомые нам Мирко Ивкович и Финк Брайан) как известно, приняли участие во вторжении «управляемого хаоса» через разного рода организационные структуры в различные страны, включая Сербию, Украину, Киргизию, Грузию. Этот Центр крайне активно работает и на территории РФ.

А ведь социальное расслоение и социальная несправедливость (плюс коррупция чиновников) в современной России в сочетании с подавлением русских по идентичности россиян не намного отличается от украинской ситуации.

Выводы

Поэтому скрытое инфицирование людей либеральными и нацистскими идейными вирусами при одновременном разрушении традиционных цивилизационных (как русских, так и советских) основ нашего общества на данный момент в России происходит достаточно активно. «Либеральный дождь» продолжает разносить свою заразу. Фактически мы имеем дело со спрутом, «щупальца» которого — множество НПО, «мозг» — информационно-аналитические центры типа Rand-корпорации и частной разведывательной компания STARFOR, а«кровь» — зарубежные фонды (Карнеги, Сороса, Аденауэра и т.п.) Спрут этот подобно метастазирующим раковым клеткам проник в культурное, образовательное, научное пространство России, меняя наши собственные взгляды на историю своей страны, приоритеты ее развития, жизненные ценности…

Борьба с ним посредством лишь точечных действий не может привести к успеху. Необходима решительная и всеобъемлющая смена курса движения России, необходим тот самый левый, левопатриотической поворот, о котором говорит Г.А. Зюганов.

Только при реальной, полноценной работе правительства народного доверия на основе Программы КПРФ, включая как обязательное условие защиту традиционных ценностей нашей цивилизации, либеральные паразиты («пiдроздiлы») будут вычищены из государственного и общественного организма России, и наша держава в полной мере окрепнет.

М.М. Лагутин,

кандидат военных наук,

эксперт Центра внутриполитических проблем

А.М. Богачев,

заместитель главного редактора радиоканала «Радиогазета «Слово»,

психолог-консультант 

Теги: , , , , , , , , ,

Александр Проханов: Судьба и крест Игоря Шафаревича

На излете советской эры существовало три великих диссидента: Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Академик Сахаров стал непререкаемым лидером демократического направления, амулетом свободомыслия и либерализма, его именем назвали проспект, на котором  собирались наши «оранжисты».

Солженицын не сразу вернулся в Россию, выжидая чем кончится переворот августа-91-го года. Он сел на триумфальный поезд во Владивостоке, двинулся через всю Россию; его встречали хлебом-солью и венчали на пост великого писателя. И в этом качестве, почти непререкаемом, он прожил последние годы своей жизни.

И только Игорь Ростиславович Шафаревич снискал совершенно иную долю. Он был окружён плотным облаком тьмы. Официальная пропаганда, господствующие либералы не замечали его или же именовали фашистом, так же как Распутина или Бондарева.

Откуда эта ненависть, это неприятие? По-видимому, из-за того, что Шафаревич организовал свою интеллектуальную и духовную атаку не просто на конструкцию советского строя, не просто на неприемлемый для него коммунизм, а гораздо глубже.

Он сформулировал концепцию «русофобии» как настроения, господствующего в России начиная с конца XIX столетия. Он обвинил в русофобии целые пласты современного и минувших дней либерализма, говоря, что через неприятие всего русского – истории, литературы, менталитета – осуществляется подавление и уничтожение громадного народа.

Одновременно с этим он продолжил и разработал теорию «малого народа», который оседлав малоподвижное большинство, угнетает его. Эти концепции сделали Игоря Ростиславовича неприемлемым для победившего либерально-демократического направления.

Более двадцати лет Шафаревич и его интеллектуальные проявления оставались вне официального информационного поля. Зато все эти годы он был несомненным интеллектуальным лидером национально-патриотического движения. Шафаревич являл собой академический, аналитический ум, способный сформулировать мысли и чувства, которые патриотические массы несли в своём сердце, но не могли выразить в концептуально-безупречной форме. Игорь Ростиславович был кумиром патриотических вечеров. Когда он выходил на сцену и очень спокойно произносил свои формулы, зал импульсивно реагировал — вскакивал, бурно аплодировал.

Идеи Шафаревича абсолютно актуальны и плодотворны в наше время. Многие думают, что когда он говорил о «малом» и большом» народах, речь шла о евреях и русских. Взгляды Шафаревича были гораздо шире и глубже. Сегодня мы присутствуем при агрессии гомосексуального меньшинства, которое стремительно завоёвывает мир, подчиняет своему влиянию человечество. Такое ощущение, что мы накануне гомосексуальной диктатуры. Это блестяще организованное, оснащённое современными технологиями меньшинство, обладающее влиятельным лобби в политике, культуре, информационной сфере. Оно предлагает миру другой вариант существования и мир, корчась, вопя и страдая, подчиняется давлению этого «малого народа».

Однажды в день моего рождения, Шафаревич подарил мне бронзовый литой крест, и он украшает мой семейный иконостас.

Игорь Ростиславович Шафаревич высоко, гордо и непреклонно нёс свой крест все эти наполненные русским страданием и русским пафосом, годы.

Царствие ему Небесное!

Изборский клуб

Теги: , , ,

Вопросы собственности и власти — ключевые вопросы выживания русского, российских народов, сохранения целостности Державы, утверждения идеала дружбы народов

Актуальные размышления о докладе Г.А. Зюганова на пленуме КПРФ по национальному вопросу, прошедшего в октябре 2013 года.  Вне всяких сомнений, «сердцевиной» пленума  стал доклад Лидера Партии и всех национально-патриотических сил , представленный Геннадием Андреевичем в его основном выступлении. Этот доклад следует максимально активно доносить как до партийного актива и сторонников КПРФ, так и до потенциальных избирателей КПРФ, отворачивающихся сейчас и от «ЕР», и так называемого ОНФ.
По существу, доклад, с которым выступил лидер КПРФ на Пленуме, стал своеобразным манифестом проекта спасения и развития России, который предлагает Компартия, проекта единственно возможной сегодня в России национальной идеи, идеи нового соединения русской духовности и социалистического идеала в условиях XXI века.

Подобного по своему масштабу и глубине документа на сегодняшний день не существует.

Доклад вновь и особенно ярко показал Г.А. Зюганова как политика, являющегося национальным Лидером всех настоящих коммунистов и патриотов.

И не случайно, что начинается доклад с обращения к связи времен, к истокам отечественной цивилизации, к Древней Руси: «Уже в тот момент, когда Киев получил право называться «матерью городов русских», наша страна формировалась как государство многих народностей».

Определяя исходные тезисы доклада, Геннадий Андреевич показывает, что сегодня перед Россией и ее народами стоит вопрос сопротивления внешней агрессии, агрессии со стороны мирового империализма, представленного империалистическими нациями «золотого миллиарда», и значит, это вопрос единства социально-классовой и национально-освободительной борьбы:
«Практика глобализма обостряет противоречия между империалистическими нациями «золотого миллиарда» и нациями остального мира. В ряд последних поставлена и Россия. В этих условиях КПРФ настойчиво соединяет социально-классовую и национально-освободительную борьбу. Мы учитываем: народный патриотизм в современном мире всё активнее выступает как противник глобализма. Подтверждением тому – новейшая история Латинской Америки и многих стран Азии. Союз социалистических идеалов и патриотических устремлений расширяет возможности для преображения мира … Имперский Запад продолжает «холодную войну» против нас. Его стратеги учитывают, что Россия – многонациональная страна» ».

При этом Г.А. Зюганов подчеркивает, что агенты мирового капитала пытаются внедрить в сознание россиян чуждые отечественной цивилизации идеи «ювенальной юстиции», различных проявлений религиозного экстремизма, «нормальности» педерастии и иных извращений и прочая и прочая, т. е. навязать нашему обществу дискуссии по данным поводам, в то время как предмета для дискуссий, споров здесь абсолютно нет и быть не может: «Теперь же тема борьбы с капиталом подменяется спорами об этнических и религиозных противоречиях, о «половом воспитании» детей и правах сексуальных меньшинств. Правильная оценка классового и национального приобретает для коммунистов особую остроту и значимость … XV съезд КПРФ объемно показал картину современного мира, его проблемы и противоречия. Финансовый капитал утвердился в качестве главной силы мирового империализма. Независимость большинства государств под угрозой. Их национальное богатство – объект вожделения мировой олигархии. Для овладения им провоцируются псевдореволюции, разжигается противостояние между народами и конфессиями. Глобалисты настойчиво реализуют планы установления нового миропорядка. Начат и новый этап колонизации России. Её капиталу не оставляется никаких перспектив. Не замечать этого власти уже не могут. Вот почему на Валдае В.В. Путин говорил, что мир становится всё более жёстким, что международное право нарушается, что для однополярной модели мира нужны только вассалы. Он призвал граждан искать общие цели развития, сохранять культурно-духовный код нации и гордиться своей историей. Признания Путина достойны полного пересмотра проводимой политики. Но слова, похоже, остались только словами. Уже через неделю в Сочи Д.А. Медведев вновь требовал распродажи остатков государственной собственности».

Вопрос о государственной собственности здесь далеко не случаен. Мы видим, как Г.А. Зюганов четко следует ленинской диалектико-материалистической методологии. Вспомним, что Ленин утверждал в отношении государственного капитализма: «социализм — это государственно-капиталистическая монополия, обращённая на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.» (В.И. Ленин, «Грозящая катастрофа и как с ней бо​роться» (1920)) и подчеркивал в разных своих работах, что движение к социализму неизбежно подразумевает этап государственного капитализма. Стремление же правительства Медведева, преданно служащего силам внешней оккупации, передать российские госкорпрорации в частные руки, это — новый удар по самой возможности выживания русского и других народов России, которая и так сегодня платит такую дань захватчикам, которая в разы превышает дань времен ордынского, монголо-татарского ига.. Это попытка сделать еще один шаг в сторону от социализма и к уничтожению отечественной цивилизации с ее фундаментальными ценностями.

Г.А. Зюганов безукоризненно логически связывает вопросы выживания русского и других народов России и вопрос собственности, вопрос того, кто ей владеет: «Наши оценки происходящего представлены в моей последней книге «Пока не поздно…». Она разослана широкому кругу российских политиков и крупных руководителей. Многие из них вынуждены в своих отзывах соглашаться с нашими заключениями. Всё труднее игнорировать вывод КПРФ: либеральный экономический курс Путина-Медведева – это главное, что делает нашу страну жертвой западной экспансии … Россия утрачивает людские ресурсы. На это прямо указывают данные переписей населения. За два десятилетия страна потеряла 4,2 миллиона человек. Снизилась численность русских и ещё восьми народов страны: татар, хакасов, марийцев, чувашей, удмуртов, мордвы, коми и карелов. Вдвое уменьшилось число украинцев и белорусов в России. Прогнозируется, что вплоть до 2017 года трудоспособное население будет сокращаться на 1 миллион человек в год, а к 2030 году оно уменьшится на 10 миллионов».

Подчеркивая это, Лидер КПРФ показывает, что вопрос выживания,собственности и власти в современной России — это, прежде всего, русский вопрос. «Социально-экономическое и духовное угнетение испытывают сегодня все народы России, отмечает Г.А. Зюганов, — но удары по государствообразующему народу резонируют с особой силой. На протяжении тысячи лет ведущую роль в формировании и защите нашей страны играл русский народ… Сегодня нашу многонациональную общность пытаются лишить её ядра, её стержня»

Очевидно, что без выживания государствообразующего русского народа, с его уникальной системой фундаментальных ценностей, ценностей, позволяющих нам говорить, что Россия буквально выстрадала социализм, будет уничтожена и наша Родина, и сама возможность борьбы за социальную справедливость: «Сутью русского вопроса КПРФ считает сохранение русского народа в условиях системного кризиса, отмечает председатель ЦК КПРФ. Сберечь русский народ – значит защитить его от трёх острейших угроз: физического вымирания и вырождения; культурной, духовно-нравственной деградации; потери национального суверенитета и утраты территориального единства страны. Данную проблематику наша партия разработала достаточно глубоко. Специальная резолюция была принята Х съездом КПРФ. Проведён пленум ЦК по вопросу о защите русской культуры как основы духовного единства многонациональной России. Связанные с этим темы рассматривались на парламентских слушаниях и научно-практических конференциях. Они нашли отражение в партийной публицистике».

Подчеркивая тот факт, что фундаментальные ценности русской цивилизации — это ценности объединения народов, их дружбы, ценности единого славянского и единого евразийского пространства, Г.А. Зюганов отмечает: «А.Г. Лукашенко прямо говорил о том, что Белоруссия видит себя в центре русскоязычного мира, осознаёт свою ответственность за сбережение культурного наследия наших предков, за сохранение тех ценностей, что лежат в основе русской цивилизации».

Что особенно важно, Лидер КПРФ показывает: ценности русской цивилизации, русская идея, будучи соединенными с великим марксистко-ленинским учением, привели к тому, что русский народ, ведомый своим ведущим классом, нес русскую советскую культуру, нес теорию и практику строительства социализма всем народам СССР: «Под руководством большевистской партии русский пролетариат стал ведущим классом не только русской нации, но и всех народов великой страны. Идея социализма превратилась в общенациональную идею… Благодаря Октябрю 1917-го наша страна избавилась от деления на угнетаемых и господ. Оно обеспечило невиданное единение общества. Мечты народов нашей страны о справедливости воплощались в жизнь. Русская идея соединилась с социалистическим идеалом. Был обеспечен доступ масс к высококлассному образованию, к достижениям науки и культуры. Всё это дало возможность широко раскрыться народному патриотизму, высвободило народные силы для трудового и боевого подвига» »

Вот потому-то: «В диалектике – сила марксистского анализа. И мы обязаны учитывать: условия классовой борьбы в каждой стране национально-специфичны. Нельзя отрывать национальное сознание от классового, классовое – от национального … Мы ведём непрерывную борьбу с фальсификациями истории, с попытками оболгать отношения дружбы и братства между народами СССР. От наших усилий напрямую зависит, сколь глубокой и долговечной будет память о наших выдающихся предках: Александре Невском и Дмитрии Донском, Александре Суворове и Михаиле Кутузове, о великих подвигах на Чудском озере, на Куликовом и Бородинском поле. Наш святой долг – защитить от любых искажений правду о событиях и личностях советской эпохи – о Великой Октябрьской социалистической революции, о Великой Отечественной войне, о Ленине и Сталине, о Зое Космодемьянской, Александре Матросове и других народных героях.

Именно эта историческая память связывает людей разных национальностей в единое духовное целое. Важно обеспечить защиту и изучение русского языка как языка межнационального общения в России и в исторических границах СССР. Необходима и пропаганда творений классической русской литературы. Эта часть нашей великой культуры явилась синтезом национальных культур страны»

Отмечая суперэтнический, планетарный, а не узкий, националистический, характер русской социалистической цивилизации, Г.А. Зюганов говорит: «Программа КПРФ утверждает: задачи решения русского вопроса совпадают с решением задач социалистического преобразования России … История связала воедино судьбы всех наций России. Потому-то и вопрос о судьбе государствообразующего народа носит не узконациональный, а общероссийский характер. Он напрямую связан с освобождением всех наций страны от ига мирового империализма».

И здесь Лидер КПРФ выходит на важнейшее обобщение: «Во-первых, национальный вопрос – часть более важного вопроса о собственности и власти, об освобождении наций от эксплуатации. Во-вторых, в многонациональной России освобождение наций от эксплуатации прямо связано с освобождением государствообразующей русской нации».

На мой взгляд, это означает, что, как отметил в своем выступлении на Пленуме товарищ Биндюков: «Партия никогда не позволяла считать национальный вопрос второстепенным, но и никогда его не абсолютизировала», то есть решение русского вопроса (как вопроса сохранения государствообразующего народа и государствообразующей цивилизации) стратегически подчинено вопросу классовому (возвращению к обществу без непримиримых классовых противоречий, к социализму), однако, в современных условиях без опоры на русское ядро и его фундаментальные ценности борьба за социализм, за освобождение от ига мирового капитала не может быть успешной. В этом понимании, — мастерство диалектики высочайшего уровня, диалектики, которую предлагает нам Г.А. Зюганов.

На мой взгляд также очень важно, что тезисы Лидера КПРФ, последовательно поддерживаются в материалах молодых талантливых партийных авторов, в частности на работах А.Н. Васильцовой и С.А. Строева. Так А.В. Васильцова в одном и своих материалов отмечает: «В работе С.А.Строева «Три составляющие Русского вопроса», опубликованной на Центральном сайте КПРФ, структура русского вопроса  обобщена следующим образом – это выживание, собственность и власть.

Сбережение и развитие государствообразующего народа (выживание русской нации)– это условие удержания пространства и сохранения территориальной целостности России, как условие сохранения русской цивилизации, являющееся условием выживания всех народов России.

Вопрос собственности – это национализация всех богатств страны, как природных, так и рукотворных (базовое требование антикризисной программы КПРФ).

Вопрос власти – это национализация политической сферы, возвращение государственной власти народу, приведение государственной политики в соответствие с национальными интересами.

Все остальные моменты являются производными от этих трёх составляющих русского вопроса» .

«Вопрос о собственности и власти – главный в социалистическом преобразовании России.  Но за спиной российского капитала стоит международный империализм», это слова Г.А. Зюганова.

Опираясь на работы Лидера КПРФ и методологию его анализа, молодой исследователь из Санкт-Петербурга С.А.Строев в свое время подробно анализировал эту ситуацию:

«Между тем, в закономерном геноциде Русского народа мистических мотивов ненависти к духовным высотам нашей культуры не более, чем в уничтожении североамериканских индейцев или австралийских аборигенов. Причина целенаправленного уничтожения нас в том, что мы – законные хозяева огромных запасов невосполнимых природных ресурсов, прежде всего нефти и газа, цена на которые растёт с невиданной прежде скоростью. Законные хозяева этого достояния – мы, а, стало быть, мы же и препятствие для присвоения этого достояния мировой олигархией, сложившейся в результате закономерного процесса концентрации и монополизации капитала в мировом масштабе.

Итак, имеется транснациональная финансовая олигархия, экстерриториальная по своему характеру и не связывающая свои интересы с какой-либо отдельно взятой территорией или нацией. Эта олигархия и представляет собой реальную власть в мире на стадии глобализма как высшей стадии развития капитализма. Именно она формирует механизмы системы глобального управления, которые сторонники теории заговора принимают за тайное мировое правительство, именно она поступательно расширяет сферу т.н. «международного права» и столь же поступательно сокращает сферу национальных суверенитетов. Иными словами, унифицирует мир, превращает его в единое в экономическом и юридическом смысле пространство, в котором потоки сырья, готовой продукции и рабочей силы движутся «свободно», то есть в соответствии с интересами максимизации прибыли, и не сдерживаются «искусственными» рамками границ, таможенных барьеров и национальных интересов.

Понятно, что мировая финансовая олигархия мыслит капиталистическими, а отнюдь не гуманистическими категориями. Человек для неё есть средство, а не цель. Целью является максимизация прибыли, а не удовлетворение потребностей людей, и уж тем более не их духовное и физическое самосовершенствование и развитие. Поэтому, глядя на любую населённую территорию, в том числе и на Россию, мировой олигархат думает не о том, как оптимально использовать её ресурсы для удовлетворения потребностей её населения (или населения Земли в целом), а о том, как наиболее эффективно организовать производство с точки зрения максимизации извлекаемой прибыли. Население же оказывается не целью, а средством, от которого требуется сообразность цели. Отсюда возникает понятие «экономически оправданного населения» для данной территории. То есть такого количества населения, которое необходимо для обеспечения максимальной капиталистической прибыли с данной территории в рамках общемировой капиталистической системы. В самом деле, разве выгодно строить завод в Сибири и тратить деньги на его обогрев и обогрев жилищ его работников, когда точно такой же завод можно построить где-нибудь на юге Китая, где обогревать его придётся гораздо меньше? Разве выгодно развивать сельское хозяйство в зоне рискованного земледелия, когда его можно перенести в Южную Америку, где на единицу рабочей силы количество продукта будет в разы больше? Не выгодно. А что же выгодно делать в холодной России, если в ней не выгодно строить заводы и не выгодно заниматься сельским хозяйством? А в России выгодно по большому счёту только добывать природные ресурсы, в основном те самые нефть и газ. Поэтому предписанная в рамках мирового капиталистического распределения труда России роль – это чисто сырьедобывающая экономика плюс средства транспортировки добытого сырья. То есть по логике мировой олигархии (а на самом деле просто по логике капитализма, достигшего стадии глобализма) Россия должна стать Большой Трубой.

Вот причина на первый взгляд бессмысленного разрушения промышленного производства в России теми, в чьих руках в результате криминального передела собственности, именуемого «приватизацией», оно оказалось. В рамках глобализма оно нерентабельно «И в самой Российской Федерации против русских ведётся война на подавление, — неоднократно заявлял Г.А.Зюганов. – Русофобия сочится из всех пор нынешней власти. Русские вытесняются из ключевых сфер жизни – управления, информации, финансов, торговли. Зачастую здесь русского лица не увидишь. Откровенно русофобским является государственное телевидение, становящееся все более подлым и разрушающим. С экранов день и ночь показывают игру на деньги, насилия и убийства, ржущие и гогочущие рожи. Современное федеральное телевидение — это информационно-психологическое оружие, стреляющее по традиционной русской культуре, духовности, образу жизни». Заметим, что приводимые оценки и суждения о вытеснении русских из ключевых сфер общественной жизни столь очевидны, что ни один из оппонентов или хулителей Г.А.Зюганова не решается публично отрицать эту аргументацию.

Безусловно, различие этнического состава угнетателей и угнетённых, подвергаемых геноциду и осуществляющих этот геноцид, придаёт угнетению в дополнение к социально-классовому характеру характер национальный. Однако, необходимо понять, что выступает в качестве следствия, а что – в качестве причины. Предположим, российский сырьевой олигархат оказался бы этнически русским. Изменились ли бы его интересы? Нет. Интересы этого олигархата определяются объективными условиями – глобализацией капиталистической системы. А в условиях капиталистической глобализации холодная, располагающаяся в зоне рискованного земледелия и требующая регулярного обогрева производственных площадей страна с огромной территорией и значительными запасами полезных ископаемых рентабельна именно в качестве сырьевого региона. Промышленное производство и сельское хозяйство рентабельнее вести на территориях с иным климатом. И этот факт ОБЪЕКТИВНЫХ интересов капитала не зависит от этнического состава его владельцев. А раз так, то и логика сокращения населения до его рентабельного для сырьевой добычи уровня объективна и также не зависит от этнического состава олигархата.».

При этом очевидно, что для русских — национальное неразрывно связано с интернациональным. И требования мирового капитала приватизировать российские госкорпорации автоматически бьют и по программам распространения русской культуры в странах постсоветского пространства, а без восстановления СССР русский народ, народ, который всегда черпал своею пассионарную энергию в созидательной экспансии, вряд ли сможет выжить. «Для подавления пролетарского интернационализма власть большинства стран СНГ поддерживает национализм тайно и явно, прямо и косвенно, — говорит Г.А. Зюганов. Буржуазным кругам любо и дорого всё, что имеет антисоветский и антирусский окрас. Сегодня наши товарищи из Компартии Украины энергично противостоят националистам, в выходках которых уже виден звериный оскал фашизма. Антисоветизм, антикоммунизм и русофобия прочно прописались в Литве, Латвии и Эстонии. Этими же настроениями пропитаны нынешние власти Молдавии»

Важно отметить, что в своем докладе Г.А. Зюганов дает отпор как идеологии национал-демократии, национал-либерализма, адепты которого требуют «отделить Кавказ» и создать русское унитарное государство на территории бывшей Московии, так и местным национализмам:

«Опасность активизации местного национализма трудно преувеличить. Сегодня его воинственность таит в себе угрозу размывания федерации. А от превращения России в конфедерацию до её распада – один шаг».

Председатель ЦК КПРФ показывает необходимость противостояния любым попыткам разделить Россию, расколоть ее на куски. Нет ничего более тяжкого, чем попытки такого рода. Тем более, у нас кровоточат еще раны, оставленные распадом Союза, когда национал-либералы и рядящиеся в патриотические одежды граждане типа Шафаревича вместе с «демократами» требовали «прекратить кормить национальные окраины».

Как на очень серьезную опасность Г.А. Зюганов указывает и на процессы неконтролируемой, нелегальной миграции, и на попытки национал-либералов перевести гнев с «гауляйтеров» мирового империализма на выпавших из русской советской культуры людей (мигрантов): «КПРФ – противник неконтролируемой миграции, но друг трудящихся – молдаван, таджиков, узбеков и других выходцев из ближнего зарубежья. И мы утверждаем: одно лишь ужесточение пограничного контроля проблемы миграции не решит. Магистральный путь их решения – возрождение нашей общей Родины. Мы исходим из диалектики: контроль над миграцией – необходимая временная мера сегодня, а воссоздание единого социалистического государства – полное решение проблемы завтра. Нам нужны не национальные анклавы и гетто, а интернациональные коллективы и дружба народов … Ни одно преступление, в том числе совершённое мигрантом, не должно остаться безнаказанным. Добиваясь от власти этого, необходимо указывать российскому обществу: главная причина бесконтрольной миграции – стремление капитала к максимальной прибыли за счет эксплуатации дешевого труда. А за спинами тех, кто смакует межэтнические конфликты, маячат желающие скрыть преступную сущность своей политики».

В вопросе решения проблем миграции КПРФ, как обычно, опирается на созидательный, конструктивный подход, предлагая работающие модели решения проблемы. Г.А.Зюганов указывает на такую модель — белорусский подход: «Пример иного, поистине государственного подхода демонстрирует Республика Беларусь. Здесь эффективно действует модель дополняющей миграционной политики. … В вопросах миграции здесь установлен понятный порядок. Создана отлаженная система, где милиционер и чиновник чётко выполняют свои обязанности. Строго соблюдается приоритет в трудоустройстве местного населения. В результате, социология показывает: трудовая миграция не воспринимается белорусами как угроза. Она помогает развитию экономики, а не создаёт проблемы.

Почему же в России ситуация выглядит иначе? Налицо прямая выгода крупного криминального бизнеса и вороватого чиновничества. Во-первых, это прямая финансовая выгода от нещадной эксплуатации гастарбайтера. Во-вторых, это пропагандистские дивиденды от фокусировки общественного внимания на проблемах миграции с замазыванием противоречий между трудом и капиталом. В-третьих, это политическая выгода, которую выжимает власть из управления неустроенной, а потому крайне зависимой человеческой массой.  КПРФ считает: опыт миграционной политики Белоруссии должен быть использован и в России».

Да, равенство всех граждан России перед законом и фундаментальными ценностями отечественной культуры — залог правильной национальной политики…

Все вышесказанное и многое другое безусловно ведет нас к одному из основных выводов, сделанных в докладе Г.А. Зюганова:

«Наша обязанность – объединить интернациональные патриотические силы России против силы компрадорского и мирового капитала. Нам предстоит настойчиво пропагандировать эту идею в массах трудящихся, поднять их классовое и национальное сознание до уровня пролетарского интернационализма и патриотизма».

А иначе нельзя: позади не только Москва, но и Киев — матерь городов русских.

В XXI веке спасти русских и другие народы России может только социалистический проект.

Призываю всех коммунистов и сторонников Партии максимально активно распространять доклад Г.А. Зюганова, его ключевые выводы в Интернете и любыми другими возможными способами!

Алексей Богачев

Теги: , , , , ,

Максим Лагутин, Алексей Богачев: Российская экспансия в Средней Азии XIX столетия

В контексте глобального противостояния XXI века …

Вступление

Беловежские соглашения нанесли нашей стране серьезнейший урон. Повлекший за собой  страшные потери распад Советского Союза отбросил Россию на много лет назад.

Однако потери понесли не только народы России, но и все страны постсоветского пространства, включая Центральную (Среднюю) Азию.

За более чем двадцатилетнюю историю существования порознь бывшие республики СССР накопили в себе мощнейший потенциал для евразийской ре-интеграции, для нового строительства общего дома.

Такое строительство начинается сегодня, и для оптимального его ведения нам необходимо обратиться с историческим корням формирования СССР (России от Балтийского моря до Тихого океана), а это подразумевает и изучение процесса включения территории Центральной Азии к Российской империи в XIXвеке. Данной теме посвящена настоящая статья.

I. Геополитические особенности расположения Центральной Азии

С геополитической точки зрения территориальное и географическое расположение Центральной Азии имеет для России ключевое значение. В сборнике «Международные отношения в Центральной Азии: события и документы» (Аспект Пресс Москва, 2011) под ред. доктора политических наук А. Богатурова об этом говорится вполне определенно: «…Центральноазиатский регион выделяется естественно-географическим, геополитическим и культурно-историческим своеобразием. Его окраинные зоны соприкасаются с конфликтными регионами — Средним и Ближним Востоком, Южной и Восточной Азией. На севере Центральная Азия образует «пояс приграничья»  России: ее северокавказских, нижневолжских, уральских и сибирских земель. С Востока регион примыкает к Китаю, западные регионы которого относятся к той же геополитической платформе, что и Центральная Азия. То же справедливо и для Северного Афганистана…»

Поэтому совершенно понятно, что бурно развивающаяся капиталистическая Россия XIXвека, переживающая рост промышленного производства и расширение внешней торговли и активно ищущая новые рынки сбыта, а также источники сырья, начала экспансию в среднеазиатский регион: «.. Центральная Азия рассматривалась в России не только как сфера непосредственного приложения российского капитала, но и как важная транзитная территория для расширения торговли с другими странами Востока  — с Персией, Индией и Китаем. Таким образом, в интересах России было укрепление своего экономического влияния в Центральной Азии и обеспечение безопасного коммерческого транзита через территорию региона, чего можно было достичь только в условиях активности государственной политики в отношении центральноазиатских ханств» (сборник «Центральная Азия в составе Российской Империи», Новое литературное обозрение , 2008).

Значимость Центральной Азии для капиталистической России  стала особенно высокой  после поражения Империи в Крымской войне — активностью на азиатском направлении русские восполняли понесенные потери и заставляли англичан идти на уступки в европейских делах.

Мощная сухопутная армия России неуклонно продвигалась по пространствам Азии, приближаясь к границам индийских колониальных владений Великобритании и воплощая тем самым в жизнь «ночной кошмар» Англии (в результате России удалось достаточно быстро восстановить свое влияние на мировую политику; данный опыт высоко актуален и в современных условиях).

В статье «Национальная безопасность России в контексте национальной политики КПРФ» мы писали : «Ядром культурно-цивилизационного многообразия на постсоветском пространстве вновь должна стать русская культура, русская советская цивилизация, к которой притягивается иные культурно-исторические «топосы» народов Евразийского союза.

Отсюда очевидно следует и понимание приоритетов геополитического преобладания России на постсоветском пространстве, так как стабильность и безопасность любого государства зависит от его географического положения, транспортно-коммуникационных систем, социально-экономической и промышленной инфраструктуры, источников природных ресурсов соответствующего региона и  преобладающих на его территории информационных технологий. ля патриотов России ясно, что основным геополитическим приоритетом России является дальнейшее укрепление стратегического альянса Москва-Минск-Астана и усиление российского влияния на Украину (особенно ее восточные регионы и Крым), причем как в плане военного союза, так и восстановления и развития производственно-промышленных связей.

Восстановление цепочек производственной кооперации предприятий РФ и стран Евразийского и Таможенного Союзов позволит России усилить свои экономические, научные и промышленные позиции и на постсоветском пространстве, и в мире, в целом.

Отдельно для нас важен  Казахстан, так как он является гигантским резервуаром углеводородного сырья и служит крупной транспортно-транзитной зоной, соединяющей Россию с Центральной Азией (Туркменией, Таджикистаном, Узбекистаном, Киргизией) и своим основным партнером по Шанхайскому соглашению — Китаем. Каждая из республик Центральной Азии важна по своему значима для России. Так Таджикистан — это ее военный форпост, аналогичную функцию выполняет Киргизия с российской военной базой в Канте, а Туркмения сотрудничает с нами в области продажи природных ресурсов. … Соответственно, активная работа России в Центральной Азии и на Южном Кавказе, работа, в которой важнейшая роль принадлежит КПРФ и союзникам партии, позволит выстроить правильные геополитические альянсы, замыкающиеся на Китай, Иран и Индию в противовес американо-турецкому влиянию».

(http://www.rulad.ru/novosti/m-m-lagutin-a-m-bogachev-natsional-naya-bezopasnost-rossii-v-kontekste-natsional-noj-politiki-kprf.html ).

Итак, и в XIXи в XXIвеках перед Россией на центральноазиатском направлении стоят по сути, одни и те же задачи, включающие в себя необходимость «сосредоточения», получения новых ресурсов и противодействия англосаксонской экспансии. Как же данные задачи решались нашими предками в относительно недавнем прошлом?

II. «Большая игра» России и Великобритании в Центральной Азии XIXвека»

В XIXвеке между Россией и Британской империей развернулась так называемая «большая игра» за контроль над территорией Центральной Азии.

Население данного региона в те времена делилось на оседлые  (таджики, узбеки, сарты, уйгуры) и кочевые (крикизы, туркмены, казахи, кипчаки) народы.

Оседлые народы занимались возделыванием хлопка и пшеницы, а также шелководством и виноградарством, кочевники де разводили крупный и мелкий скот.

В городах Центральной Азии развивалось производство шелка, хлопчатобумажных тканей, кожи, обуви, холодного оружия. Однако в целом экономика стран Центральной Азии характеризовалась отсталостью, то есть отсутствием серьезной промышленной базы и, соответственно, массового товарного производства. Поэтому регион зависел от транзитной торговли товарами, произведенными в европейских странах, России и Китае.

Такой транзит обеспечивали три основных государственных образования: Кокандское и Хивиское ханства и Бухарский эмират, слабые как в экономическом, так и  и военном отношении и постоянно враждующие между собой.

После отмены крепостного права в 1961 году Россия, где происходило активное развитие промышленности, начала быстро расширять торговлю с государствами Центральной Азии. Так, например, в 60-х годах XIX века стабильное развитие российской текстильной промышленности могло быть обеспечено только за счет экспансии в Центральную Азию (ведь, скажем, импорт  американского хлопка было нерегулярным, зависимость от него означала слишком большие риски, а вот поставки хлопка из Средней Азии обещали быть стабильными и бесперебойными).

Итак, первый этап проникновения России в Центральную Азию опирался, прежде всего, на промышленные и торгово-экономические факторы, чья значимость возрастала вследствие потребности нашей державы в восстановлении после серьезного военного поражения.

Кроме того, в «противоход» российскому продвижению в центральноазиатское пространство шла мощная экспансия британского империализма.

В 30-х года XIX века Англия установила полный контроль над Индией и начала проникать в Среднюю Азию: Афганистан, Персию (Иран), Бухару, Коканду, Хиву.

В работе «Действительно спорный пункт в Турции» Ф.Энгельс писал: «…Можно смело сказать, что до афганской войны и до завоевания Синда и Пенджаба английская торговля с внутренней Азией практически равнялась нулю. Теперь дело обстоит иначе. Острая необходимость беспрерывного расширения — этот fatum, который, словно привидение, преследует современную Англию.. эта неумолимая необходимость принуждает английскую торговлю наступать на внутреннюю Азию одновременно с двух сторон: с Инда и с Черного моря» (Маркс К, Энгельс Ф., Соч. Т.9, изд. 2).

Контроль Центральной Азии со стороны Великобритании стал бы шагом у удушению и колонизации России (так же как сейчас контроль НАТО над бывшими азиатскими республиками СССР означает окончательную утрату суверенитета России и ее распад).

Известный историк, специалист по востоковедению Е. Глушенко в своей книге «Россия в СреднейАзии. Завоевания и Преобразования» ((Москва, издательство ЗАО «Центрополиграф — 2010) следующим образом описывает английское проникновение в Центральную Азию: «К 1816 году Великобритани и удалось вытеснить Россию с афганского рынка, в 1929 г. она добилась резкого ослабления российского влияния в Персии, Индия была потеряна для России окончательно, наступил черед ханств в Средней Азии. Английские эмиссары стремились воздействовать прежде всего на умы правителей ханств, используя большой арсенал средств и доводов. Делались попытки создать на восточном побережье Каспийского моря британские опорные пункты. Такие же пункты предполагалось основать в верховьях Амударьи и Сырдарьи. Ханов упорно настраивали против России, требовали от них пропустить через их территории англо-афганские отряды, которые могли бы атаковать русские укрепления. Ханов подкупали, навязывали им своих или турецких военных инструкторов, поставляли оружие».

Популярный публицист того времени В. Каменский в  1859 году выпустил статью «Англия — страшный противник России в торговле и промышленности», опубликованную в журнале «Вестник промышленности». В данной статье Каменский подробнейшим образом описывал способы применения британского ценового демпинга в Средней Азии. Продавая свои товары по заниженным ценам англичане вытесняли русскую торговлю и, затем, резко поднимали цены, пользуясь установленной монополией.

Специалист по Центральной Азии советский историк Ю. Соколов в работе «Ташкент, ташкентцы и Россия» (Ташкент, изд. «Узбекистан», 1965) приводит интересные данные: «Одним из первых британских агентов в Средней Азии появляется Мир Издет Улла. В 1812-1813 он проехал по Ферганской долине и Бухарскому эмирату. В 1823 году появляется Муркфорт В Бухаре и в 1926 г. в Афганистане. Далее, Бухару трижды посещает Бернс в 1831 года; потом Гинникбергер в 1832 г. начинает работать в Афганистане и Бухаре. Другие агенты Вейберг, Конноли, Соддарт, Аббат, вольф с 1838-1844 г.г. пытаются окучивать Хиву, Бухару, Коканд. Действия выше обозначенных британских резидентов были направлены на подрыв русского влияния в государствах Средней Азии того времени. Русские политики , военные, предприниматели осознавали всю серьезность положения в регионе. Они видели, какой масштаб угроз российским государственным интересам в Средней Азии несла английская  политическая, военная и торговая экспансионистская политика».

Таким образом, национально-государственные интересы России требовали сверхусилий по центроазиатском направлении.

III. Русское наступление

В XIXвеке центром российского проникновения на территории ханств Средней Азии  являлся Оренбург.

В 1851 году губернатором Оренбурга был назначен горячий сторонник наступательной политики в Центральной Азии  генерал Перовский. И уже в 1853 году пего указанию отряд полковника И. Бларамберга овладел кокандской крепостью Ак-Мечеть на Сырдарье. На ее месте был основан форт Перовск (ныне Кзыл-Орда).

В это же время Россия активизировала свои действия и на восточном направлении экспансии.

В 1854 году на реке Алматы было заложено укрепление Верный (ныне город Алма-Ата).

В период 1855-1859 г. Петербург отправляет русские военно-научные экспедиции в район города Иссык-Куль и в горы Тянь-Шань. В результате в России были присоединены значительная часть земель казахов Старшего жуза и северных киргизов.

Однако затем наступила определенная пауза, в ходе которой центральное российское правительство демонстрировало нерешительность и отвергало предложения сторонников закрепления успеха (таких как новый оренбургских губернатор, продолжатель дела Перовского В. Катенин, который предлагал объединить Сибирскую и Сырдарьинскую укрепленные линии, создать две Каспийские флотилии и атаковать кокандинские крепости Джулек, Ташкент и Ян-Курган, а также установить экономическую блокаду Бухары с последующим ее захватом). Вообще на период 1861-1863 г. в окружении Александра IIвозникли споры о целесообразности активной экспансии России на Центиральноазиатском направлении. Друг другу оппонировали, прежде всего, Военное министерство, с одной стороны, и Министерства иностранных дел и финансов, с другой.

Уже упомянутый нами историк Е.Глущенко так описывает данный исторический этап: «В течение 1861-1863 гг. в околоправительственных кругах при постоянном понуждении со стороны менявшихся Оренбургского и Сибирского генерал-губернаторов обсуждался вопрос о наступлении в глубь Среднеазиатского региона. В 1861 г. военным министром был назначен Д.А. Милютин. В отличие от своего предшественника Сухозанета, Милютин был энергичным человеком, к тому же хорошо знавшим нужды развивающейся промышленности России. При Милютине Военное министерство более настойчиво проводило собственную линию в решении государственных дел. Военные круги все более склонялись к завоеванию среднеазиатских ханств, тогда как Министерство иностранных дел предпочитало добиваться предоставления Российской империи политических и экономических привилегий в регионе при помощи дипломатических переговоров. А военные уже нацелились на Туркестан и Ташкент. Готовясь к наступательным действиям, российское правительство учитывало внутреннюю обстановку в Кокандском ханстве, где обострялась межфеодальная и межплеменная борьба. Возмущенные новым налогообложением кочевники-казахи осадили Ташкент, в Ферганской долине восстало племя кипчаков. Хан Худояр был вынужден бежать в Маргилан» (Москва, издательство ЗАО «Центрополиграф — 2010 ).

В 1862-1863 г. Александр II принял сторону своих решительных советников: медлить было нельзя, Англия начала операцию по взятию под свой контроль Амударьи, открыв там судоходство.

Начиная с 1864 года Россия, преодолев пагубную нерешительность и  проявив политическую волю, (столь необходимую и дефицитную в наше время) начала мощную, организованную, скоординированную экспансию в Центральную Азию.

Достаточно быстро русская армия вышла на рубеж Сузак-Аулке-Ата, после чего под контроль были взяты  Ташкент и Туркестан.

В 1864 году русское правительство основало Туркестнансую область, которая, после присоединения к ней территорий, составлявших значительную часть Бухарского ханства, была переименована в Туркенстансткое генерал-губернаторство.

В 1868 году Туркестанский генерал-губернатор фон Кауфан заключил договор о дружбе и сотрудничестве в кокандским ханом Худаяром (Россия получала по этому договору различные торговые преференции),  а в 1873 году Хивинский хан Мухаммед Рахим IIпосле серии военных поражений  признал протекторат России над Хивой и согласился выплатить России контрибуцию в размере 22000000рублей.

В последующие годы русская армия железной рукой подавила серию про-английский мятежей и заняла Коканд. Кокандское ханство было упразднено, а вместо него образована  Ферганская область. Ее губернатором был назначен назначен знаменитый генерал М. Скобелев, который двинул подчиненные ему войска в Алайскую долину и подчинили ее России. После этого он возглавил поход против подстрекаемых Великобританией туремен-текинцев, взял крепость Геок-Тепе и селение Асхабад (нынешний Ашхабад).

Так Россия установила практически полный контроль над большей частью Центральной Азии (за исключением Памирского направления) буквально вышвырнув оттуда англичан, и вышла к границам Персии (с которой заключила конвенцию о разграничении интересов).

Так были созданы условия для  развития различных сфер российской экономики, включая развитие  ряд государственных монополий, которые, согласно определению В.И. Ленина, являлись важнейшим  экономическим фактором строительства социализма.

Так были созданы условия для проникновения в страны Центральной Азии русской культуры, что стало предпосылкой для принятия и установления в ней советской власти, которую несли, прежде всего, русские коммунисты, нес русский пролетариат.

Так были созданы предпосылки для мирного развития народов Центральной Азии, которых русское государство не эксплуатировало, но, напротив, давало возможности для  развития внутри империи (насколько это было возможно в капиталистическом мире), что в корне отличалось от колониальной политики Британской империи.

IV. «Большая игра» и «мягкая сила» в XXI веке

Очевидно, что сегодня, в период попыток начать процесс реи-интеграции на постсоветском пространстве нам следует учитывать опыт XIXстолетия, ведь так же, как и полторы сотни лет назад, англосаксы пытаются захватить Центральную Азию, и если Россия не предпримет быстрые, жесткие и масштабные контрмеры, ситуация может закончится катастрофой.

Конечно, сегодня военный вариант решения политически вопросов на повестке дня не стоит.

Да и современные войны — это ,войны, прежде всего,  информационные и смысловые сетецентрические войны, войны «мягкой силы».

И в этих войн у нас есть мощнейший козырь  — память нескольких  поколений жителей Центральной Азии об умной, благородной и справедливой русской, советской власти (а они не разделают русское и советское).

Поэтому Россия может и должна начать новую экспансию в Центральную Азию, распространяя среди населения ее республик образы русской советской культуры, общего прошлого и будущего. Это — форма современной войны, войны, которая активно ведется нашим противником, войны, в которой важнейшую, первоочередную роль могут и должны играть КПРФ (СКП-КПСС) и ВСД «Русский лад».

Одновременно следует  оказывать давление на власти этих республик, используя и элементы принуждения (введение виз для граждан стран, не входящих в Евразийский и Таможенный Союзы).

Кроме того, говоря о «мягкой силе», необходимо понимать, что соперники России, стараясь оторвать от нее Центральную Азию, максимально активно создают негативный образ выходцев из данного региона.

Это тем более легко, что Россия действительно задыхается от нелегальной миграции, а среди мигрантов — огромное количество таджиков, киргизов, узбеков…  Многие из них выпали из русской советской культуры, одичали…

Однако нужно осознавать, что их нельзя смешивать с внешними мигрантами из того же Азербайджана, являющимися главной питательной почвой для «иностранной» этнической преступности  и живущими достаточно хорошо за счет контроля над целыми областями российской экономики, а также в внутренности мигрантами с Северного Кавказа (также имеющими сравнительно высокий уровень жизни (даже без учета гигантских дотаций, идущих в соответствующие республики)).

А именно такое смешение предлагают нам манипуляторы сознанием. Смешение, ведущие к тому, что находящиеся в действительно рабском состоянии, действительно нуждающиеся в помощи и достаточно близкие к русской советской культуре трудящиеся мигранты из Центральной Азии начинают восприниматься как одно целое с «держащими» овоще- и нефтебазы диаспорами тех же азербайджанцев, а также выходцев с Северного Кавказа.

С помощью данной подменой решаются две задачи: а) разжигается ненависть к жителям Центральной Азии, которая начинает ассоциироваться с худшим, что есть на  Кавказе и б) представители этно-преступности, фактически эксплуатирующие коренное население Центральной России (и тех же мигрантов-киргизов), получают статус «несчастных рабов», которых над защищать, воплощая в жизнь идеалы дружбы народов.

Углубление этого процесса ведет к выигрышной для США и их союзников ситуации.

Поэтому для нас крайне важным является понимание психологических особенностей представителей различных различных культур Средней Азии, понимание, которое позволит и более эффективно применять «мягкую силу» в соответствующих регионах и в среде мигрантов, и более оптимально подавать их образ населению России.

В этом контексте интересным является результаты диссертационного исследования исследование Смирновой С.В. на тему «Психологические особенности трудовой адаптации мигрантов из стран Средней Азии в современных условиях в Российской Федерации».(http://rud.exdat.com/docs/index-769236.html ), которая изучала психологические характеристики различных групп мигрантов (таджиков, узбеков, киргизов и т. д.)

В частности, Смирнова отмечает: «Результаты статистических расчетов позволяют утверждать, что различия между группами достоверны и участники могут считаться принадлежащими к разным выборкам.<…> На втором этапе констатирующего эксперимента были изучены психологические особенности мигрантов разных этнических групп. Выборка испытуемых составила 106 человек. В их число вошли мигранты из республик Таджикистан, Узбекистан и Киргизия.

По результатам исследования самооценки мигрантов выявлено, что у 43,3% мигрантов из Узбекистана, 25% мигрантов из Киргизии и 18,7% мигрантов из Таджикистана прослеживаются низкие показатели «личностной тревожности». Для данной группы лиц свойственно эмоциональная стабильность и умение противостоять стрессовым ситуациям. При этом, показатель «личностной тревожности» чаще встречается у мигрантов из Киргизии (h = 0,034; r<0,05). <…> Исходя из полученных результатов исследования адаптационного потенциала личности, можно предположить, что среди исследуемых групп мигрантов, более высоким уровнем личностного адаптационного потенциала обладают мигранты из Киргизии. Статистические достоверные различия отмечаются в показателе «моральной нормативности», который чаще встречается у мигрантов из Киргизии (h = 0,006; r<0,05). Мигранты из Киргизии более социализированы в российском обществе. Киргизы в отличие от представителей других среднеазиатских национальностей, как правило, обладают опытом широкого межнационального общения, поэтому быстрее адаптируются в многонациональных коллективах».

Статистически значимые выводы Смирновой подтверждаются и непосредственным наблюдением за поведением различных групп мигрантов, работающих, например, на стройке.  В самом деле, выходцы из Киргизии, как правило, существенно более дружелюбны, нежели выходцы из Таджикистана, в то время как и те, и другие гораздо более дружелюбны нежели мигранты — представители узбекской культуры.

Эти данные подтверждаются и официальными криминальными сводками: «По данным ГУ МВД Петербурга и Ленинградской области, обнародованным осенью прошлого года, в 2010 году в городе было зарегистрировано 67 изнасилований, 34 из которых совершили мигранты. Учитывая, что большую часть оставшихся не раскрыли, можно сказать, что почти все раскрытые половые преступления на совести приезжих. Пальма первенства по количеству изнасилований принадлежит выходцам из Узбекистана. Они за три года совершили 31 такое преступление. За ними идут таджики с 15 изнасилованиями. Узбеки уверенно занимают первое место и по другим преступлениям против личности. Из 143 убийств, совершенных иностранцами за три года (а совершают они практически каждое десятое), 64, то есть почти половина, приходятся на граждан Узбекистана. Еще 22 совершены приезжими из Таджикистана, 6 — украинцами и по 4 — молдаванами и азербайджанцами. Из 123 случаев причинения иностранцами тяжких телесных повреждений, 53 на совести узбеков, 16 — таджиков, 6 — украинцев, 4 — азербайджанцев, 3 — киргизов» (http://www.dp.ru/a/2012/01/11/Potomki_Tamerlana_nasiluju/ ). .

При этом, «…азербайджанская и таджикская диаспоры не сильно отличаются по численности от узбекской, но их представители совершают гораздо меньше насильственных преступлений. Азербайджанцы, как считает Костюковский [известный криминолог, прим. автора], реже попадают в криминальную хронику, потому что в их среде широко развита организованная преступность. «На протяжении длительного времени они имеют здесь устойчивые ОПГ. Зачем им светиться? Зачем совершать какие-то громкие убийства? Они занимаются здесь вымогательствами, организованной преступностью», — подчеркнул он (http://www.dp.ru/a/2012/01/11/Potomki_Tamerlana_nasiluju/ ).

В данном контексте достаточно интересны результаты дипломного исследования Алиевой Г.С на тему «Исследование культурно-ценностных ориентаций и адаптации личности к новой социокультурной среде на примере представителей русской, еврейской  и азербайджанской этнических групп» ,  (с азербайджанской стороны исследовались мигранты). В частности, Алиева выяснила следующее: «Проранжировав представителей иной этнической группы и отмечая степень приемлемости их для себя лично только по одному из семи предложенных критериев:

1. принятие как близких родственник посредством брака

2. принятие как личных друзей

3. как соседей, проживающих на моей улице

4.как коллег по работе

5.как граждан моей страны

6.принятие только как туристов в моей стране

7.предпочел бы не видеть их в моей стране,

наши респонденты продемонстрировали следующие результаты: русские и евреи готовы принять представителей азербайджанского этноса как  личных друзей, соседей и граждан страны (именно в этих пунктах здесь имеются наибольшие показатели), тогда как азербайджанцы принимают русских и евреев преимущественно как туристов и граждан своей страны. Что примечательно, ни один из шестидесяти респондентов не принимает представителя иной нации как близкого родственника  посредством брака, а в азербайджанской этнической группе наблюдаются два случая, когда выбирается ответ 7 — «предпочел бы не видеть их в своей стране».

По нашему мнению, такие принципиально  разные показатели во всех трех группах, вероятно, обусловлены объективными  условиями проживания в чужой этносреде, о чем было сказано выше» (http://do.gendocs.ru/docs/index-17280.html?page=3 ).

Вышесказанное лишний раз показывает острую необходимость решительных, масштабных действий по ре-интеграции Центральной Азии (и других стран постсоветского пространства) в экономическое, культурное, психологическое пространство России с учетом опыта XIXвека и  использованием современных технологий «мягкой силы», подразумевающей понимание   как отличий внутри различных культурных групп среднеазиатского региона, так и дифференциальных характеристик  мигрантов  из Центральной Азии и, например, Кавказа, а, кроме того, различий между жителями соответствующих регионов.

Без таких действий и без такого понимания мы окончательно проиграем в современной «большой игре».

А проиграть мы не имеем права.

Теги: , , ,

Сергей Васильцов: Сталин и русский вопрос

«За чьи грехи платить русским?», «Русский вопрос и парад шовинизмов», «Зарождение имперской доминанты», — эти и другие проблемы рассматриваются в опубликованной в «Правде» в годовщину смерти И.В.Сталина статьи доктора исторических наук, директора Центра исследований политической культуры России С.И.Васильцова.

«Я не европеец, а обрусевший грузин-азиат»,— сказал как-то Иосиф Виссарионович Сталин в шутливом застольном споре с вождём болгарских коммунистов Георгием Димитровым. Подобная его самоаттестация могла бы, наверное, стать ключом, обещающим вскрыть «код» личности Сталина, если бы не веские уточнения тех, кто соприкасался с ним в разнообразных жизненных обстоятельствах: скажем, Главного маршала авиации А.Е. Голованова — одного из очень немногих людей, к которым Сталин, бывало, обращался по имени и на «ты». С солдатской прямотой и не менее образно маршал утверждал: «Восточное происхождение сказывалось у него только в акценте и гостеприимстве».

Ошибочными, а то и осознанной ложью выглядят утверждения, будто бы сталинское отношение ко всему русскому носило вынужденный характер и было продиктовано той ситуацией «быть или не быть», в которой оказался Советский строй в условиях фашистского нашествия.

Не последнюю роль в формировании взглядов Сталина играл сам процесс складывания его личности политика и борца. Он вспоминал, что в революционное движение вступил с 15-летнего возраста, когда связался с подпольными группами русских марксистов, проживавших тогда в Закавказье. По словам Сталина, эти группы имели на него большое влияние.

Однако, чтобы понять «русскую составляющую» сталинской натуры, этого, конечно же, мало, даже если брать в расчёт лишь Сталина-политика. Его взгляды на русских опирались на мощный мировоззренческий фундамент и непрерывно развивались. Они теснейшим образом были увязаны не только с его марксистско-ленинским мировоззрением, но и с душевными порывами, выступали и как элемент идеологии, и в качестве важнейшего инструмента практической государственной деятельности.

 

За чьи грехи платить русским?

Уместно вспомнить, что проблема взаимоотношений большевиков с русским народом изначально носила далеко не простой характер. Сказывалось здесь, в частности, и то, что русские представляли собой государствообразующую нацию империи. Так что политическая партия, ставившая своей целью свержение монархии, не могла не оказаться перед труднейшей проблемой выстраивания своих отношений с народом, являющимся базисом уничтожаемого государственного строя. Лобовой глобальный конфликт здесь носил бы для неё просто самоубийственный характер.

Быстрое же привлечение всей русской нации на сторону революционеров было, в свою очередь, вряд ли возможно. Хотя бы в силу исторически сложившихся царистских настроений её решающей массы. Определённым выходом из положения была, с одной стороны, ставка на наиболее подготовленную к революционным преобразованиям часть русского этноса — городской, главным образом промышленный, пролетариат и беднейшие слои крестьянства при нейтрализации середняка. А с другой — весьма привлекательно выглядела идея опереться на нерусское население страны, наиболее тяготившееся существовавшим порядком вещей и составлявшее к тому же более половины жителей царской России.

Отсюда во многом и проистекало отстаивание принципа права наций на самоопределение.

Однако приход РКП(б) к власти и превращение её в правящую партию не могли не поставить её лицом к лицу с задачами, во многом противоречившими тем, что диктовали поведение большевиков до октября 1917 года. Низвержение старого общества свершилось, и на повестку дня вставал сложнейший созидательный момент — создание и защита нового общества. А это по-другому ставило вопрос о взаимоотношениях новой власти со старым и единственно возможным государствообразующим народом — всё теми же русскими. Тем более что в новом государстве после отпадения от него Польши и Финляндии русские составили большинство.

Отсюда сталинское убеждение, что «правильное в одной исторической обстановке может оказаться неправильным в другой исторической обстановке». Довольно быстро выяснилось, что проблемы национальных отношений и русский вопрос данное соображение затрагивает, быть может, в наибольшей мере. Хотя бы в связи с задачей «принять все меры к тому, чтобы… — по словам Сталина,— Советская власть была у нас не только русской, но и междунациональной». Но какие меры?

Широкое хождение в «верхах», например, получила идея Н.И. Бухарина, который как бы от имени всего русского народа утверждал: «Мы в качестве бывшей великодержавной нации должны… поставить себя в неравное положение в смысле еще больших уступок национальным течениям… Только при такой политике, когда мы себя искусственно поставим в положение, более низкое по сравнению с другими, только этой ценой мы сможем купить себе настоящее доверие прежде угнетенных наций». И предлагал не обращать внимания на шовинизм иного рода. «Если бы мы стали… разбирать вопрос о местных шовинизмах,— говорил он, «вкрадчиво» споря со Сталиным на XII съезде РКП(б) в апреле 1923 года,— мы бы вели неправильную политику».

Хотя ни с точки зрения марксизма, ни с позиций элементарной логики подобная купля-продажа русских интересов не могла быть оправдана. То, что русский народ, только что освободивший как себя, так и другие народы России, заставляли платить по счетам угнетателей, выглядело прямым издевательством как над буквой, так и над духом марксизма. Попиралась здесь и элементарная правда истории.

Во-первых, никаких русских помещиков вне пределов населённых русскими земель в царской России как сколь-либо массового явления просто не было. И на Кавказе, и в Закавказье, и в Средней Азии, и в Прибалтике, и в Польше, и в Финляндии, а также на большей части Украины и Белоруссии класс землевладельцев формировался исключительно из представителей «верхов» местных этнических групп. А если и не местных, то всё равно не русских. Скажем, на Украине и в Белоруссии речь могла идти о польских по происхождению земельных магнатах, в Прибалтике — о немецких баронах, в Финляндии — о прослойке шведской аристократии и т.д.

Во-вторых, слой фабрикантов в массе своей также не имел к русским абсолютного отношения. Во многом это были иностранные (французские, бельгийские, английские, германские) предприниматели. То же самое можно сказать и о банковском капитале, обслуживавшем в основном иностранные же займы.

В-третьих, у власти в стране стоял никак не русский по происхождению род Романовых. Если строго следовать правилам генеологии, это была Гольштейн-Готторпская династия, лишь номинально (со времён Петра III) пользовавшаяся фамилией Романовых, преемственность с которой ею была полностью потеряна. А ведь именно эта династия была и крупнейшим землевладельцем страны.

Можно добавить ещё и то, что придворные круги также были многонациональными. Причём особо влиятельные позиции в них занимали опять-таки носители немецких фамилий. Да и среди владельцев исконно русской земли, жалованной им со времён чуть ли не Ивана Грозного, иноземцев по происхождению — от германского до грузинского — хватало с лихвой. Где тут великодержавная нация?

Что в итоге получалось? Взять хотя бы знаменитые события 1912 года на Ленских золотых приисках — пролог Октябрьской революции. Напомним: английский финансовый концерн «Лена-Голдфилдс» сумел только за 1906—1910 годы выжать здесь из русских рабочих увеличение собственных доходов в 22 раза, чем и вызвал вспышку протеста, забастовку и стачку, которые кроваво подавила власть. И вот, согласно предложению Бухарина, получалось, что эти ограбленные иностранным капиталом и расстрелянные интернациональным царизмом русские рабочие обязаны после революции заново и добровольно опустить себя в ущемлённое положение — платить по классовым счетам своих палачей. Трудно представить что-то более бредовое и чудовищное, а также крайне опасное: недаром же Троцкий пророчил в то время лобовое столкновение Советской власти и крестьянства, то есть подавляющего большинства русской нации.

В общем, ни о какой ответственности русских за дела воистину интернационального сообщества угнетателей речи идти не могло. Но… шла.

Идея эта играла роль чего-то вроде «хорошего тона» в идеологической сфере. И только Сталин нашёл в себе силы публично и открыто выступить против подобных планов решения национального вопроса, пойти против течения. «Говорят нам, что нельзя обижать националов. Это совершенно правильно, я согласен с этим, — не надо их обижать, — рубанул он сплеча на ХII съезде РКП(б). — Но создавать из этого новую теорию о том, что надо поставить великорусский пролетариат в положение неравноправного в отношении бывших угнетенных наций, — это значит сказать несообразность».

 

Русский вопрос и парад шовинизмов

Вместе с тем Сталина не могла не волновать, как и всё руководство ВКП(б), вполне реальная возможность вспышки националистических настроений в среде русских людей, чья жизнь, пожалуй, в наибольшей мере переменилась в первые годы после Октября и продолжала резко меняться. «…В связи с нэпом во внутренней нашей жизни, — предупреждал он, — нарождается новая сила — великорусский шовинизм».

Отталкиваясь от этой констатации, Сталин первоначально, как и многие в партийном руководстве, склонялся к выводу о том, что национализм, а точнее — его пережитки в советском обществе, является всего лишь своеобразной формой «обороны» нерусского населения от великорусского шовинизма. И потому проблема может решиться на диво просто: «…Решительная борьба с великорусским шовинизмом представляет вернейшее средство для преодоления националистических пережитков».

Однако реальная жизнь быстро показала, что очаги шовинизмов — от мини- до микродержавных — стали вспыхивать практически повсеместно, и даже там, где русского населения почти не было.

И Сталину приходилось существенно корректировать свою позицию. «Нэп взращивает не только шовинизм великорусский, — признавал Иосиф Виссарионович, — он взращивает и шовинизм местный, особенно в тех республиках, которые имеют несколько национальностей». И указывал, в частности, на пример своей родной Грузии, где партийное руководство не очень-то считается с «мелкими национальностями» вроде армян, абхазцев, аджарцев, осетин, татар, составляющих более 30% населения. В общем, шовинизмы на послеоктябрьском пространстве возникали, как матрёшки, внезапно и почти до бесконечности. Так что сводить проблему к «русскому фактору» было опять-таки нереально.

Позиции партии по национальному вопросу явно нуждались в коррекции. И тут поиски Сталина носили подчас очень непростой характер. «Когда говорят, что нужно поставить во главу угла по национальному вопросу борьбу с великорусским шовинизмом, этим хотят отметить обязанности русского коммуниста, этим хотят сказать, что обязанность русского коммуниста самому вести борьбу с русским шовинизмом, — рассуждал он. — Если бы не русские, а туркестанские или грузинские коммунисты взялись за борьбу с русским шовинизмом, то их такую борьбу расценили бы как антирусский шовинизм… Русские коммунисты не могут бороться с татарским, грузинским, башкирским шовинизмом, потому что… эта борьба… будет расценена как борьба великорусского шовиниста против татар или грузин… Без этого никакого интернационализма ни в государственном, ни в партийном строительстве не получится… В противном случае может получиться поощрение местного шовинизма, политика премии за местный шовинизм». Борьба с национализмом как национальная самокритика? Красиво. Однако, как оказалось, не жизненно. События шли другим путём.

Списывать местный национализм как некую своеобразную форму обороны против великодержавного шовинизма делалось всё труднее. Мало того, внимательный сталинский взгляд фиксировал уже и такое новое явление, как «националистическая контрреволюция»,— явление, направленное и против власти Советов, и против ставшего неотделимым от неё русского народа как уже советского государствообразующего этноса.

Взяв пример Украины, он ещё в 1926 году указывал на опасность превращения очень нужного движения за подъём украинской культуры в движение «против «Москвы» вообще, против русских вообще, против русской культуры и её высшего достижения — ленинизма».

Русофобия и антисоветчина сливались в единое антигосударственное явление. Именно здесь Сталин первым вскрыл классовые и идейно-политические корни извечных попыток протащить под флагом приоритета межнациональных отношений и интернациональной дружбы самую агрессивную русофобию. «И это называется интернационализмом!» — с горечью резюмировал он ситуацию на Украине…

«Между тем положение в сфере межнациональных отношений продолжало сгущаться настолько, что в ряде регионов вставал вопрос о защите русских от подлинных актов геноцида. Особенно остро дела складывались на Кавказе. «…Вследствие того, что некоторые группы казаков оказались вероломными, — разъяснял он на Съезде народов Терской области ещё в ноябре 1920 года, — пришлось принять против них суровые меры, пришлось выселить провинившиеся станицы и заселить их чеченцами. Горцы поняли это так, что теперь можно терских казаков безнаказанно обижать, можно их грабить, отнимать скот, бесчестить женщин. Я заявляю, что если горцы думают так, они глубоко заблуждаются… если горцы не прекратят бесчинств, Советская власть покарает их со всей строгостью революционной власти».

Не правда ли, это сталинское выступление, которое никогда и нигде не цитировалось, во многом по-другому, чем ныне принято, освещает вопрос, кто, кого, когда и как выселял на Кавказе. А также показывает, что сталинские меры, принятые спустя четверть века, отнюдь не носили какого-то импульсивного характера и честно предварялись самыми серьёзными предупреждениями…

 

Небезобидные «агитки бедного Демьяна»

Впрочем, атака на всё русское разворачивалась не только в горах Кавказа или на просторах Украины. Она шла из столицы, носила всеобщий характер, выдавалась за нечто особенно «революционное» и «левое». И тут Сталина порою хватало только на то, чтобы с присущей ему едкой иронией, что называется, огрызнуться. «Снять колокола — подумаешь, какая революционность», — срывался он.

Но зачастую его реакция приобретала и куда более серьёзный характер, выходя на уровень теории, определяющей конкретную политическую практику партии. «Есть люди, думающие, что ленинцы обязаны поддерживать каждого левого крикуна и неврастеника… Это неверно, товарищи».

Причём левачество в русском вопросе, похоже, возмущало Иосифа Виссарионовича особенно сильно. Показательна в этом плане его острая полемика с популярным в те годы поэтом Демьяном Бедным. Тут Сталин, наверное, впервые публично ставит ряд очень важных точек над «i», разбирая сатирические экзерсисы литератора. Он прямо обвиняет его, а в его лице и тех, в угоду кому старался поэт, в том, что тот стал «возглашать на весь мир, что Россия в прошлом представляла сосуд мерзости и запустения, что нынешняя Россия представляет сплошную «Перерву», что «лень» и стремление «сидеть на печке» является чуть ли не национальной чертой русских вообще, а значит и — русских рабочих… это не большевистская критика, — ставил вопрос ребром Сталин в 1930 году, — а клевета на наш народ, развенчание СССР, развенчание пролетариата СССР, развенчание русского пролетариата». А ведь таких «бедных Демьянов», как поддразнивал поэта Сергей Есенин, в то время было много…

Быть может, впервые в идеологической практике большевистского руководства партия в лице Сталина вставала в защиту прошлого России, прошлого русского народа, защищая их от злобного очернительства. Россия былая и Россия советская брались как единое целое. Сталин решался на заявление, носившее уже программный характер: русские рабочие, совершившие Октябрьскую революцию, «конечно, не перестали быть русскими». Это был прямой вызов троцкистско-бухаринским кругам. Что и понятно.

Вдумаемся. Времена для СССР были крайне трудные: белая эмиграция при полной поддержке буржуазных СМИ на Западе наперебой твердила, будто приход большевиков к власти был не чем иным, как результатом всеобщего обмана и насилия, помутнения народного разума, чем-то противоестественным и недолговечным. А тут разного рода партийные идеологи и близкие к ВКП(б) «люди пера» рисуют русского человека, сделавшего эту самую революцию, безнадёжным лентяем и дураком, что лило воду на мельницу врагов Советской власти. Революция, совершённая народом-недоумком? Подобный образ буквально крест-накрест перечёркивал Октябрь, а с ним и легитимность советского строя.

 

Зарождение имперской доминанты

К тому же уже к концу 20-х годов многое в стране принципиально изменилось. Прежний курс на немедленную либо очень скорую мировую революцию делал ненужным наличие в стране государствообразующего народа — как русского, так и любого другого. Ибо в качестве опоры и движущей силы нового общества троцкистскими и околотроцкистскими кругами рассматривались не внутренние, национальные, а внешние, интернациональные, силы — революция на Западе и помощь пролетариата передовых капиталистических стран.

Теперь же вопрос о государствообразующей силе Советской страны вставал во весь рост. Необходимым делался пересмотр либо очень серьёзная корректировка многих ключевых представлений, включая те, что возводили стену между Советской Россией и Россией прежней, исторической, насчитывающей тысячелетия истории. Требовалось ликвидировать трещину в общецивилизационных основах державы. Компромиссных ссылок на «чувства революционной национальной гордости, способной двигать горами», было уже недостаточно.

Интересы Советской державы подталкивали к более решительным идеологическим шагам. «…Молодёжь может и не помнить, да молодёжи, пожалуй, и не обязательно помнить… как мы, старые большевики… называли старую, царскую Россию тюрьмой народов»,— отмечал Сталин, «покушаясь» тем самым на один из самых видных постулатов революционной пропаганды, клеймивших имперскую действительность.

«Реабилитировалась» сама русская цивилизация, вплоть до её исторической государ-ственности. Сталин раз за разом делает здесь аккуратные, но твёрдые шаги. «Русские цари сделали много плохого… — заявил он на обеде у К. Ворошилова 7 ноября 1937 года. — Но они сделали одно хорошее дело — сколотили огромное государство — до Камчатки. Мы получили в наследство это государство… Поэтому каждый, кто пытается разрушить это единство социалистического государства, кто стремится к отделению от него отдельной части и национальности, он враг, заклятый враг государства народов СССР. И мы будем уничтожать каждого такого врага…»

Большевики и Советская власть — наследники царской России? Сколь смело звучало тогда подобное заявление, сегодня нам трудно почувствовать и осознать. А ведь Сталин шёл дальше, переосмысливая многие другие «константы» партийной идеологии той поры. «Кроме права народов на самоопределение, есть еще право рабочего класса на укрепление своей власти, и этому последнему праву подчинено право на самоопределение. Бывают случаи, когда право на самоопределение вступает в противоречие с другим, высшим правом, — правом рабочего класса, пришедшего к власти, на укрепление своей власти…»

Таким образом, историческое государство Российское — и дооктябрьское, и советское — восстанавливало свои целостность и единство, которые, по мысли Сталина, требовалось самоотверженно защищать. Советская эпоха переставала быть этакими «скобками» в русской, российской истории. Наоборот, она чётко вписывалась в качестве органичной части в контекст всей русской цивилизации вообще и её государственных институциональных форм в частности.

Сталин шаг за шагом создавал новую идеологическую базу. «Решение национального вопроса возможно лишь в связи с историческими условиями, взятыми в их развитии»,— утверждал он, обосновывая мысль о том, что Октябрь и социалистическое строительство не как-нибудь, а в корне переменили такого рода условия. А с ними — многие теоретические основы.

Речь начинала идти не только о классовом и политическом аспектах русского вопроса, но и о таких вещах, как особенности духовного склада и психологии русских и других национальных сообществ. «Конечно, сам по себе психический склад, или — как его называют иначе — «национальный характер», является для наблюдателя чем-то неуловимым, но поскольку он выражается в своеобразии культуры, общей нации, — он уловим и не может быть игнорирован», — доказывал Сталин в работе «Марксизм и национальный вопрос». И тем самым принципиально расширял рамки марксистского анализа действительности, вводя в оборот проблемы, ранее занимавшие в нём второстепенное значение. По существу, он ставит перед коммунистическим движением новые задачи. А именно: «…коммунистические партии должны найти национальный язык и бороться в условиях своей страны»,— отмечал он на встрече с членами югославской делегации в июне 1944 года.

Битва за умы

Впрочем, проблема языка — не только политического, но и живого русского — начинает в 30-е годы занимать Сталина с особой силой. Здесь тоже далеко не всё было в порядке. Очевидны были попытки атаковать русских именно с позиций их родного языка. Ещё с первых послеоктябрьских лет в некоторых кругах партийной интеллигенции прослеживалась линия на то, чтобы если и не убрать, то существенно потеснить русский язык: заменить его на эсперанто или, на худой конец, отказаться от русского алфавита и ввести латинский. Обоснования черпали всё из того же источника — из разглагольствований насчёт «эксплуататорского прошлого» (а то и настоящего?) русского народа и упрощенного взгляда на мировую революцию.

Конечно, подобные наскоки можно было рассматривать с чисто комической стороны. Сталин это любил. «Новаторов» в области русского языка он сравнивал с теми «марксистами», которые «утверждали, что железные дороги, оставшиеся в нашей стране после Октябрьского переворота, являются буржуазными, что не пристало нам, марксистам, пользоваться ими, что нужно их срыть и построить новые, «пролетарские» дороги,— откровенно потешался он в своём труде «Марксизм и вопросы языкознания», увидевшем свет в 1950 году. — Они получили за это прозвище «троглодитов»…» Однако не на всё можно было отзываться смехом.

Казалось бы, вопрос был давно закрыт: ещё в январе 1930 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло постановление, которое, в частности, гласило: «Предложить Главнауке прекратить разработку вопроса о латинизации русского алфавита». Ан нет. Муссирование данной темы, в том числе под видом этакого «интеллектуального тренинга», продолжалось. Сталину приходилось заново отбивать атаки тех, кто требовал введения в СССР некоего «классового» языка. При этом он подчёркивал, что подобный «примитивно-анархиче-ский взгляд на общество, классы, язык» способен лишь на одно — внести анархию в общественную жизнь и создать угрозу распада общества.

Впрочем, проблема уже не исчерпывалась судьбами русского языка. В условиях послевоенного оживления в стране силы, с которыми боролся Сталин, перешли в наступление.

На этот раз — в области культуры и массового сознания. Противостояние идей зачастую как бы вплеталось тут в ткань чрезвычайно трудной и вместе с тем героической жизни людей, возрождавших из руин страну — страну, которая, несмотря на эти руины, уже встала в ряд мировых сверхдержав. Тихой сапой прокладывала себе путь примерно та же политика разложения изнутри, что прорвалась спустя 40 лет на поверхность нашей жизни под именем «перестройки».

Яркий образ происходившего дал писатель А.А. Фадеев на встрече творческой интеллигенции со Сталиным в 1946 году. «Сегодня приходишь в один кинотеатр — стреляют, приходишь в другой — стреляют: повсюду идут кинофильмы, в которых герои без конца борются с врагами, где рекой льётся человеческая кровь. Везде показывают одни недостатки и трудности. Народ устал от борьбы и крови», — как бы суммирует он то, что хлещет и с нынешних телеэкранов. И требует позитивной программы воздействия на умы: «Мы хотим попросить вашего совета — как показывать в наших произведениях другую жизнь: жизнь будущего, в которой не будет крови и насилия, где не будет тех неимоверных трудностей, которые сегодня переживает наша страна».

И позиция писателя нашла отклик со стороны Сталина. Отклик, за которым нетрудно разглядеть солидный «багаж» уже накопленных по данному поводу размышлений и выводов: «Всё чаще на страницах советских литературных журналов появляются произведения, в которых советские люди — строители коммунизма изображаются в жалкой, карикатурной форме. Высмеивается положительный герой, пропагандируется низкопоклонство перед иностранщиной, восхваляется космополитизм, присущий политическим отбросам общества… В кинофильмах появилось мелкотемье, искажение героической истории русского народа».

Сталин вновь, как то случалось и раньше, выявил здесь двойную цель очередной волны агрессивного западничества — удар как по системе ценностей социалистического общества, так и по образу русского народа, являющегося главным носителем и творцом этих ценностей.

Он ощутил момент, когда таранные атаки на советскую государственность сменились на опосредованные и скрытые попытки исподтишка воздействовать на умы, на то, что в наше время называется нейролингвистиче-ским программированием. «Есть классовая подоплёка и у так называемой западной популярной музыки, так называемого формалистического направления, — размышлял он. — Такого рода, с позволения сказать, музыка создается на ритмах, заимствованных у сект «трясунов», «танцы» которых, доводя людей до экстаза, превращают их в неуправляемых животных, способных на самые дикие поступки. Такого рода ритмы создаются при участии психиатров, строятся таким образом, чтобы воздействовать на подкорку мозга, на психику человека. Это своего рода музыкальная наркомания, попав под влияние которой, человек уже ни о каких светлых идеалах думать не может, превращается в скота, его бесполезно призывать к революции, к построению коммунизма. Как видите, музыка тоже воюет».

Одновременно в массовое сознание, как предупреждал Сталин, вбрасываются и закрепляются вещи отнюдь не «музыкального» свойства, прямо касающиеся круга самых серьёзных общественных вопросов и дел. «Наших же людей изображали одетыми в лапти, в рубахах, подпоясанных верёвкой, и распивающих водку из самовара», — с гневом обрушивался он на современные ему образцы тех, как мы сегодня скажем, видеоматериалов, что в конце ХХ — начале ХХI столетия оказались превращены власть имущими почти что в суть всей культурообразующей продукции.

В общем, борьба за достоинство русских вновь становилась борьбой за достоинство страны в целом. Начало «холодной войны» делало такую государственную политику жизненно необходимой и неизбежной. Своё место в мире заново приходилось защищать. Но уже не оружием, а правдой истории. «И вдруг отсталая «лапотная» Россия, эти пещерные люди-недочеловеки, как нас изображала мировая буржуазия,— с сарказмом подчёркивал Сталин,— разгромила наголову две могущественные силы в мире — фашистскую Германию и империалистическую Японию, перед которыми в страхе трепетал весь мир». Казалось бы, речь шла о вещах, само собой разумеющихся: с триумфального для СССР окончания войны минул всего лишь год, и ничто не могло стереться в памяти. Но нет: напор антисоветчины, а значит, и русофобии как извне, так и изнутри не ослабевал. И приходилось напоминать более чем очевидное.

* * *

Военная эпопея и победа СССР во многом прояснили и разрешили русский вопрос. Во всяком случае, его политическую составляющую. Мало того, он обрёл огромное и реальное геополитическое значение. Русские заново вернули себе роль государствообразующего народа. Открытая русофобия получила серию серьёзнейших ударов. Русский вопрос превращался в знамя и базис глобального социалистического переустройства уже не России, а Европы и мира. Советская власть, утверждает Сталин, это «единственная в своём роде власть, вышедшая из русских народных масс и родная, близкая для них». И вместе с тем «Советская власть в России — это база, оплот, прибежище революционного движения всего мира».

Тем самым переосмысливалась сама концепция всемирного революционного процесса. «Величайшее международное значение «русского вопроса»,— как никогда актуально звучали сталинские слова,— является теперь фактом, с которым не могут уже не считаться враги коммунизма». Вопрос этот приобретал не только национальное, но и интернациональное, глобальное значение. И потому: «Два фронта образовались вокруг «русского вопроса»: фронт противников республики Советов и фронт её самоотверженных друзей».

Национальный вопрос, понимаемый в самом широком социальном смысле, выдвигается Сталиным как грозное оружие против капиталистического строя, а также против той волны, сминающей всё национальное, которую ныне мы называем глобализацией по-американски. Русский вопрос в сталинском понимании обретал цивилизационный характер — характер движущей силы коренного преобразования общества.

Источник

Теги: , , , , , , , ,

Псевдосоциология против преображения музея в храм (опыт разоблачения лживого соцопроса об Исаакии)

Целый ряд СМИ и интернет-агентств распространили данные, якобы репрезентативного, социологического опроса об отношении населения Санкт-Петербурга к передаче Исаакиевского собора Русской Православной Церкви. О результатах опроса журналистам рассказала Анна Хмелева, директор новоявленного «Фонда политической культуры», представленная как социолог. Автор этой статьи несколько десятилетий занимается социологическими и социально-психологическими исследованиями в НИИ комплексных социальных исследований и на факультете социологии СПбГУ в качестве руководителя лаборатории, директора и профессора, но никогда не слышал о таком социологе-профессионале. Наведя справки у коллег, я выяснил, что А.А.Хмелева политолог, занимающийся политическим пиаром и технологией депутатских выборов, прежде всего, в Ленинградской области, причем является своим человеком в так называемых либеральных партиях и на радио «Эхо Москвы» (СПб отделение). «Фонд политической культуры» зарегистрирован ею полгода назад и кроме директора ни о каких его сотрудниках ничего неизвестно и не слышно.

А.Хмелева поведала журналистам, что опрос был инициирован её фондом, ни государство, никакие политические силы здесь не участвуют. По репрезентативной выборке 5-7 февраля этого года опрошено 1002 человека. Однако весьма интересно, на какие же средства проводилось исследование, ибо опросить тысячу человек по репрезентативной выборке — ныне дело довольно затратное (кстати, а какова методика выборки?) Хотелось бы, конечно, взглянуть и на формулировку вопросов интервью (искусство манипулирования ответами респондентов при помощи конструирования вопросов и вариантов ответов на них — технология известная) и узнать, где и каким образом брали интервью. Об этом из публикаций, увы, ничего узнать нельзя.
Но самое поразительное, даже сенсационное — это, конечно, удивительные результаты опроса. Оказывается, только 17, 8% опрошенных выступают за передачу музея-памятника Русской Православной Церкви?! А 57% петербуржцев — противники возвращения собора к его истинному предназначению быть Храмом, «домом молитвы», как и написано над его входом?! Остальным 25 % опрошенных — «всё равно»!? Когда-то один из наших русских гениев, глядя на фальшивую игру актеров, восклицал: «Не верю!». Вот и я, социальный ученый с пятидесятилетним стажем, говорю Анне Хмелевой: «Не верю!». Не верю, потому что, по данным НИИКСИ, с 1993 года по наше время доля петербуржцев (жителей города Св. Петра), считающих себя верующими, всегда была выше 50%, а в последние годы свыше 60%, причем православных было 55-56% (от всего населения). Не верю, потому что все последние годы участвовал в грандиозных радостных крестных ходах вместе с десятками тысяч жителей нашего города: от Казанского собора до Исаакиевского в Праздник Казанской Иконы Божией Матери и от Исаакиевского собора до Александро-Невской Лавры в день памяти Св. Благоверного великого князя Александра Невского. Не верю, потому что по данным опроса Анны Хмелевой «около половины опрошенных назвали себя верующими, половина неверующими». А это значит, что опрошено больше неверующих, чем верующих, что противоречит указанным выше репрезентативным данным за четверть века.
И ещё не верю, потому что, к сожалению, хорошо помню, как несколько лет назад «Агентство социальной информации» (АСИ) периодически публиковало данные о том, что большинство петербуржцев одобряют строительство башни «Газпрома» (выше 400 м) напротив Смольного собора (92 м). В то время как большинство петербуржцев были против этого «сверла» в небо, которое изуродовало бы классический облик города, и это было доказано действительно репрезентативным опросом, проведенном в 2008 г. сотрудниками НИИ комплексных социальных исследований по моей инициативе. А потом наши данные подтвердили и другие честные социологи. И общее правое дело, любовь к гармонии победили. Но, если в борьбе с башней «Газпрома» все основные социальные группы и движения были едины, то сейчас городское общество расколото, и меньшая, но чрезвычайно агрессивно-активная либеральная часть поступает явно необъективно и недружелюбно. Это тем более, странно, что и музейно-экскурсионная функция Исаакиевского собора сохраняется. Однако либерально-агрессивное меньшинство пренебрегает законом, историческими традициями и духовными ценностями большинства петербуржцев. Такая дорога явно не ведет к Храму.
Валентин Евгеньевич Семенов, доктор психологических наук, профессор, заслуженный деятель науки России, экс-директор НИИ комплексных социальных исследований СПбГ
РНЛ

Теги: , ,

«Русская весна» и классовое предательство (еще одна актуальная статья трехлетней давности)

23 года назад советские граждане Новороссии (Юго-Востока УССР) вопреки своей воле внезапно оказались  в другой стране. Великий Союз, сплоченный великой Русью и  живший семьей народов, старшим братом в которой был русский народ, был разрушен, а на смену ему пришли новые государства , как правило, антисоветские и русофобские.
Традиции русской цивилизации, предуготовившей путь России к социализму, поверглись  целенаправленному искоренению одновременно  с жесточайшим классовым ударом: воровской приватизацией народного достояния.

Лишить народ памяти, связи времен, ценностей и традиций,  отнять у него собственность  и закрыть доступ к власти – это пусть геноцида, ведущегося во всех сферах человеческой жизнедеятельности.

Новое государственное образование – Украина – наряду с РФ  стала одной из основных территорий, на которых начала работать система геноцида русского народа (и других, братских с ним народов и народностей).

И на Украине в полной мере проявились такие процессы как «русский крест» (вымирание нации), дикое социальное неравенство и всевластие олигархов, стирание национальной памяти (русским официально внушали, что они не русские, а «москали», а в Киевской и даже Московской Руси русских не было, зато еще тысячи лет назад на свете жили «великие укры»).

Поэтому на Украине особенно сильно сжалась пружина глубинного чувства вины за потерю Родины и  выученной беспомощности оторванных от самих себя людей русской, советской  культуры.

Эта пружина разжалась сейчас, когда наступила «Русская Весна». Эта пружина разжалась не только на Юго-Востоке Украины, но и в России, но, прежде всего, в Новороссии.

Власти РФ на определенном этапе вынуждены были поддержать «Русскую Весну», так как геополитические риски потери Крыма (Черноморского флота) и откровенного предательства русского мира были бы слишком велики.

Однако процесс пошел как снежная лавина, и вот уже сама, без поддержки извне, поднялась Новороссия, и возникла реальная перспектива полноценного возрождения русского мира и России.

Началось то, к чему призывает КПРФ: реальное, практическое соединение социально-классовой и национальной освободительной борьбы, потому что восстание Новороссии – это восстание и за фундаментальные ценности русской цивилизации против нацистско-бандеровского зверя, и за освобождение от власти олигархов.

Поэтому не удивительно, что в ополчении Славянска и  Донецка плечом к плечу стоят бойцы с красными флагами и георгиевскими ленточкам: коммунисты и патриоты вместе сражаются за Русь и власть Советов.

Тем более не удивительно, что зависящий от тех же олигархов и транснациональных кампаний российский режим отказался от защиты Новороссии от применяющих против мирных жителей боевую авиацию и артиллерию карателей киевской хунты (отметим, что из всех политических партий  РФ только КПРФ официально потребовала от Кремля в полной мере признать результаты референдумов в ДНР и ЛНР и на деле обеспечить всемерную защиту жителей народных  Республик).

Медленно, постепенно, власти РФ отступали от лозунга «своих не сдаем»  в понимании подавляющего числа граждан России, и реализовывали лозунг «своих не сдаем»  в понимании «своих» как олигархов и русофобов.

19 мая 2014 данный процесс дошел до кульминационной точки: президент РФ В.Путин «приветствовал первые прямые переговоры между Киевом и сторонниками федерализации».

О каких же переговорах может идти речь, если в условиях физического геноцида народа Новороссии власти ДНР и ЛНР отказываются от любых встреч с представителями  хунты до полного вывода оккупационных банд с Донецкой и Луганской земли?

Очевидно, о так называемых «круглых столах», на которых хунта беседует с «самой собой» в лице своих же назначенцев и бывшей власти Донецкой и Луганской областей, сплошь состоящей из креатур олигархов и членов фактически распавшейся Партии Регионов (аналог «Единой России»).

То есть получается, что РФ признает субъектами переговоров на бывшей Украине не поддержанные подавляющим большинством народа на референдумах ДНР и ЛНР (их хунта уже признала «террористическими организациями), а олигархические структуры!

А олигархам народные Республики как кость в горле (вон, ДНР уже национализировала железную дорогу). Поэтому Ренат Ахметов, надо полагать с молчаливого согласия «российских покровителей» и «группы Коломойского»,  уже начинает формировать отряды, работающие против Армии Юго-Востока.

И либеральные предательские визги с каждым днем все громче слышны в медиа-пространстве России.

Вот так, — зримо,  — русофобия и антисоветизм, проявляют себя как две стороны одной медали.

Значит ли это, что все потеряно? Что после 25 мая бандеровские каратели уже без всяких стеснений уничтожат молодые Республики?

Нет, какой бы тяжелой не казалась ситуация.

Все дело в том, что Славянск – сердце русской земли —  и другие города Новороссии защищают уже тысячи людей, которые готовы умереть за русскую, советскую Правду.

А за ними – миллионы, которые их поддерживают.

И для того, чтобы сломить Новороссию, хунте придется физически уничтожить, как минимум, десятки тысяч людей — наших соотечественников —  которых мы обещали защитить.

А этого не выдержит самый высокий рейтинг самого раскрученного «лидера нации».

Просто так  решить Проблему «Русской Весны» Западу и его агентам не удастся, ибо если падет Новороссия, то и России долго не жить, а ее правителей отправят к Милошевичу и Каддафи (чтобы не обещали сейчас).

А слишком большого количества времени на вязкое удушение Юго-Востока у хунты тоже нет.

Поэтому наш лозунг, как представляется, сегодня остается тем же: «своих не бросаем» — потому что свои для нас – это трудящиеся люди, разделяющие  ценности русской, советской культуры.

Все на защиту Новороссии, как призывает к тому КПРФ!

Если мы будем последовательны и решительны, то к нам присоединятся все максимально здоровые силы российского общества, включая ряд представителей власти.

И в любом случае к прежнему состоянию мы не вернемся: преодолевший выученную беспомощность народ (как и отдельный человек) уже не может отступить и идет до конца.

Кажется, некоторые политтехнологи этого не поняли.

Алексей Богачев,

заместитель главного редактора

радиоканала «Радиогазета «Слово»

Впервые опубликовано 2014-05-19

Источник

Теги: , , , , , ,

Правда о КПРФ! Восемь «блиц-ответов» на ложные утверждения о Компартии России

Приближаются президентские выборы. И вновь наши противники активно и нагло начинают использовать антикоммунические, антипатриотические, русофобские и антисоветские «шаблоны», основанные на лживых мифах-«вирусах». Агитаторам и пропагандистам патриотической направленности надо очень хорошо знать, как реагировать на использование подобного рода «шаблонов». Такое знание очень пригодится и в ходе дебатов с политическими оппонентами (включая «троллей в сети «Интернет»), и с процессе убеждения обычных граждан с «запудренными» мозгами. Предлагаем Вам короткий методический материал с описанием кратких и метафоричных ответов на «предъявление» вирусных мифов о КПРФ.

Практика показывает, что при «вымывании» этих злокачественных установок из  умов россиян люди стремительно продвигаются к готовности голосовать за КПРФ.

1) Манипуляторы сознанием часто говорят: «Коммунисты хотят все отобрать и поделить». Как ответить на подобного рода выборы? Начните с метафоры. Скажите оппоненту: «Представьте себе, что  у честно работавшей семьи-артели отобрали деньги бандиты и выгнали семью из дома, а когда жертвы «беспредела»  обратились в полицию, чтобы  вернуть семье все украденное и отобранное, то услышали от полицаев (которые в доле  с бандитами): «Вы что, коммуняки, хотите все опять отобрать и поделить? Вы же неэффективные собственники! Да еще и экстремисты. Или работайте на тех, кто все у вас забрал, или садитесь в тюрьму».

А затем скажите: «В отличие от бандитов и полицаев мы хотим не отобрать и поделить, а вернуть народу свое и вложить в развитие. Отобрали же и поделили все именно бандиты-олигархи и прочие упыри. КПРФ исправляет, исцеляет эту ситуацию на всех уровнях, возвращая людям законно им принадлежащее!» Можно еще отметить, что коммунисты активно поддерживают малый и средний бизнес, но требует вернуть нации (национализировать) стратегические ресурсы: нефть, газ, систему производства и распространения электричества, тяжелую промышленность и т.д. Ресурсы, отобранные и поделенные олигархами и их обслугой из «ЕР», «СР», «ПР» («ПР», конечно, относится к Украине, но суть – та же) ЛДПР, должны возвратиться на службу всей семье народов России – иначе нам просто не выжить в современном мире!

2) Манипуляторы сознанием часто говорят: «Коммунисты  как Баба-яга —  всегда против, но ничего не делают, какой же смысл за них голосовать!» На это следует ответить, что именно КПРФ, а не «едроссы» и не Путин, спасла страну от дефолта (правительство Примакова-Маслюкова) и распада. И продолжает спасать до сих пор!  С 1993 года из всех политических сил только и именно КПРФ работает на созидание в промышленности, в образовании, сфере безопасности, в сфере энергетики, в духовной сфере. Так сформированное на основе предложений КПРФ правительство Примакова-Масклюкова стало вливать финансовую кровь в отечественные промышленность и сельское хозяйство, и это позволило оттащить Россию от края пропасти, за которой была не революция, а распад и интервенция войск НАТО.  А команда Путина пришла «на готовое»,  и либеральная группа Касьянова-Кудрина-Медведева продолжила во внутренней политике уничтожать реальную экономику РФ, кидая вымирающему народу «подачки» с нефтяной ренты в качестве «анестезии».  Мы же, коммунисты, предлагаем созидание и сдерживаем разрушение, и добиваемся результата на всех уровнях (от Государственной Думы до муниципалитетов), даже когда нас мало. Даже один депутат-коммунист – это уже заслон упырям и ворам. Возвращение Крыма, закон о промышленности, поправки к закону об образовании, защита русских, борьба против нелегальной миграции – все это программные установки КПРФ! Все  правильные шлаги Путина основаны только на Программе КПРФ. Он это и сам сейчас признает. Поэтому КПРФ – единственная созидательная АЛЬТЕРНАТИВА либералам.

3) Нередко не манипуляторы, а обычные люди говорят: «Мы за вас голосовали, а что толку?», «У вас было большинство в Думе, и что?». Что же до «троллей», то они просто «резвятся» на этой «поляне». На такие утверждения мы отвечаем следующим образом:  у КПРФ никогда не было большинства в Думе, но пока у партии был блокирующий «пакет голосов», мы не позволяли приватизировать озера, землю, леса, расчленить единую энергосистему России, вводить платное образование и здравоохранение и т.д. Все это сделала «ЕР» после 2004 года. Но у нас не было возможности принимать серьезные законы в пользу народа, потому что их ветировал Ельцин. Более того, даже сейчас КПРФ ведет серьезную борьбу, исправляя многие «людоедские» законы власти (например, партия серьезно исправила первоначальный вариант «единороссовского» закона об образовании). Только КПРФ имеет реальную программу снятия страны с «нефтяной иглы». Только КПРФ и союзники партии открыто поднимают в парламентах всех уровней самые важные и острые проблемы и вопросы, включая вопрос о национализации стратегических ресурсов, вложения финансовых средств в реальную экономику России, защищает трудящихся (тех же шахтеров и малый бизнес), соотечественников и Родину. Поэтому здесь вновь уместно использовать аргумент о том, что даже один депутат-коммунист — это очень много. Поэтому голосовать за КПРФ всегда есть смысл. «А какой смысл голосовать на выборах Президента, если все равно все «обеспечат победу Путину?«, могут спросить нас. Или же сказать: «Я вас, в целом, поддерживаю, Медведева и Чубайса не люблю, но проголосую за Путина«.  На эти заявления, в целом, надо отвечать так: «На выборы КПРФ идет единой командой и с реальным проектом, и надо защищать этот проект, надо поддержать этот проект,  а ситуация для революционных изменений в обществе может созреть внезапно, в любой момент«.

4) Манипуляторы сознанием часто говорят: «Против власти только экстремисты». Если следовать такой логике, то можно сказать, что «4 ноября 1612 года «экстремисты» Минин и Пожарский во главе «группы бандитов»  выгнали из Кремля «законное правительство», которое должен быть возглавить легитимный  правитель России польский  королевич Владислав». Сегодня даже некоторые единороссы типа Федорова начали повторять за КПРФ, что наша страна оккупирована либералами, что происходит геноцид русского и других народов России, и что необходимо вести национально-освободительную борьбу. Однако если Компартия дает оценку любым политическим действиям (включая, скажем, действия Путина) строго через призму своей Программы, то «охранители» предлагают слепо следовать за Путиным, какие бы действия тот не предпринимал (примеры: попытки «слить» Новороссию, приватизировать («отобрать и поделить») оставшееся в ведении государства народное добро (те же госкорпорации), разрушить  систему отечественного образования и науки и т.д.).

5) Манипуляторы сознанием часто говорят: «КПРФ – «министерство оппозиции»». На это уместно спросить в ответ: а зачем тогда создана и действует «Справедливая Россия»? Зачем тогда появились «Патриоты России»? По какой причине как поганки после дождя начали произрастать иллюзорные партии типа «КаПРФ», «КПСС», «Коммунисты России», «МОК» и пр. и пр.?   И почему эти и другие партии подобного рода в отличие от КПРФ на поверку не требуют национализации олигархической собственности? Не отстаивают фундаментальные ценности отечественной цивилизации? Если бы КПРФ была «министерством по делам оппозиции», власть не нуждалась бы во всех этих партиях-обманкахНо КПРФ – созидательная и созидающая  оппозиция в отличие от ненавидящих Россию либералов, поэтому власть воюет именно с нами.

6) Манипуляторы сознанием  говорят: «Совок устарел». Тому, кто говорит так, можно ответить: «А Вы вчера кушали? Так это Вы, на минуточку, проедали остатки советского наследия».  Поэтому о необходимости новой индустриализации заговорил уже и Путин. Программу такой индустриализации и законодательную базу для нее подготовила именно КПРФ. В качестве примера можно привести разработанный КПРФ закон о промышленности, который недавно внесло в Думу Правительство. Получается, что даже нынешняя власть обращается к созидательному опыту великой советской эпохи (равно как и молодежь – уже более трети членов Компартии – молодые современные люди). Устарел же именно либерализм!

7) Манипуляторы сознанием говорят «КПРФ уже имела власть, и потеряла Союз». Это ложь. КПРФ – наследник тех, кто победил в Великой  войне и вышел в Космос, кто смог создать лучшую в мире промышленность и систему образования.  Мы – наследники лучшей части РСДРП (б), ВКП (б) –КПСС. А вот разрушившие Советский Союз предатели из КПСС ныне являются олигархами и (или)  членами «ЕР» и ее «сателлитов». Они – виновники распада нашей Родины. Мы добиваемся и добьемся ее восстановления!

8) Манипуляторы сознанием часто говорят: «Непонятно, почему Партия поддерживает Зюганова как своего Лидера». Ответ очень прост. В глазах большинства россиян, даже «ворчащих»на КПРФ, именно Г.А. Зюганов является Наставником нации и самым известным левым политиком в России.И возраст тут не помеха. Жак Ширак после 4 неудачных кампаний, и Дональд Трамп в США стали Президентами, будучи ровесниками Зюганова.  Именно благодаря Зюганову Россия не распалась в 90-е годы и сохранила потенциал восстановления, сохранила для широких масс программу возвращения к социализму. Именно благодаря ему поднят русский вопрос в масштабе страны. В искусственно созданном  хаосе политического мира (где вращаются десятки, если не сотни, ложных «коммунистических» партий) люди знают:  настоящая Коммунистическая партия там, где Зюганов – самый авторитетный  политик в народно-патриотическом поле России. Либеральные критики  КПРФ прекрасно понимают это, поэтому и пытаются вести «огонь по штабам» Компартии, по Председателю ее ЦК. Кстати, в этих штабах (руководстве КПРФ) находится целая плеяда воспитанных Зюгановым молодых руководителей-коммунистов, постепенно выходящих на политическую авансцену России именно благодаря поддержке со стороны лидера КПРФ.

ЕСЛИ ОВЛАДЕТЬ ВСЕМИ ЭТИМИ АРГУМЕНТАМИ, ТО МОЖНО ЗНАЧИТЕЛЬНО УСИЛИТЬ ЭФФЕКТ НАШЕЙ АГИТАЦИИ КАК «ЛИЦОМ К ЛИЦУ», ТАК И В СЕТИ «ИНТЕРНЕТ». ПРОВЕРЕНО НА ПРАКТИКЕ.

Алексей Богачев, психолог-консультант

 

 

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,

Священник Александр Шумский: Антисоветизм – путь в пустоту!

Я заметил следующую особенность в полемике между нынешними православными. Если православный позитивно относится к советскому периоду, то при этом он вполне терпимо воспринимает православных антисоветчиков, или, как некоторые сегодня говорят, «белых» православных патриотов. Почему? — Потому, что он не меньше, а, скорее всего, больше антисоветчиков почитает дореволюционную Россию. Для него нет разрыва в отечественной истории.

В советском сознании русская история <…> едина и неделима. Поэтому подлинно русское сознание немыслимо без «советской» составляющей. Православный антисоветчик («белый» патриот) ненавидит советский период всеми фибрами своей «белой» души, и его буквально трясёт от православных, воспринимающих советскую эпоху неоднозначно и с уважением. Приведу конкретный пример.

В декабре прошлого года в одном из московских ВУЗов проходили предрождественские чтения, организованные Московской Патриархией. В большом зале было собрано духовенство Центрального благочиния г. Москвы. Также там присутствовали студенты и преподаватели данного института. Среди выступающих был генерал Леонид Петрович Решетников, незадолго до этого снятый с должности руководителя РИСИ. Я знал о «белогвардейских» взглядах господина Решетникова, даже когда-то что-то писал по этому поводу. Но здесь я впервые увидел бывшего аналитика СВР, что называется, во всей красе. Сначала он говорил о Царственных Мучениках, но затем перешёл к советскому периоду. И тут, как говорят в народе, «Остапа понесло». Такой градус ненависти и нетерпимости к советскому прошлому и к Сталину можно обнаружить только в самых либеральных диссидентских кругах. Обращаясь к молодёжи, Решетников сказал, что с советскими стариками уже ничего не поделаешь — их изменить невозможно, поэтому вся надежда возлагается им только на молодёжь, которая должна полностью отказаться от советской идеологии и пополнить ряды доблестной «белой гвардии».

О великой Белой армии и вообще о белогвардейцах он говорил буквально через слово. По риторике и психологии его речь ничем не отличалась от пропагандистских речей красных комиссаров-троцкистов. Как говорится — тот же троцкизм, вид сбоку. Но в конце своего выступления Леонид Петрович превзошёл самого себя. Он буквально набросился на духовенство, присутствовавшее в зале, и заявил следующее: «Среди нашего духовенства распространяется ересь «православного сталинизма». Эту ересь необходимо искоренять всеми возможными способами как можно быстрее». И далее продолжал в том же духе.

В перерыве я подошёл к Решетникову и в предельно корректной форме обратился к нему: «Леонид Петрович, Вы весьма ярко говорили, и со многим можно согласиться. Но Ваше отношение к советскому прошлому и к Иосифу Виссарионовичу мне представляется несколько однобоким и субъективным. Сталин — не святой, но и не исчадие ада. Кстати, и наш Патриарх и наш Президент чётко и ясно говорят о неоднозначности советского периода и о сохранившейся в советское время преемственности русской истории». Реакция Решетникова была поистине ошеломляющей. Его буквально затрясло, и он каким-то фальцетом выпалил в мой адрес следующую тираду: «Такие священники, как Вы, позорят нашу Церковь! Вам надо запретить служение, Вас надо извергнуть из сана!».

Вокруг собрались батюшки. Мы с бывшим генералом СВР стояли друг против друга, словно на ринге. Совершенно спокойно я ответил: «А на каком основании Вы мне так хамите, господин генерал? Я ведь Вам ничего плохого не сказал и ничего плохого не сделал. Какое Вы имеете право так оскорблять священника? Не Вы меня рукополагали, и не Вам меня извергать». «Вы знаете, с кем Вы разговариваете?!» — закричал Решетников. «Пока я вижу, что разговариваю с человеком, которому незнакома элементарная вежливость. Непонятно, как Вы могли с такой распущенностью работать в СВР. Из-за таких вот «аналитиков» и распался Советский Союз» — ответил я.

Но Леонид Петрович не унимался и продолжал стращать меня каноническими карами, стремительно при этом сбегая по лестнице вниз. Я пообещал вдогонку, что обязательно опишу наш «братский» диалог. «Пишите, пишите, вы, сталинисты, только и можете, что доносы писать!» — прокричал, оборачиваясь, Решетников. Причём здесь доносы? — никак не пойму.  Согласитесь, трудно подобное поведение назвать адекватным и тем более православным.

И вот, передо мной — интервью, данное Леонидом Петровичем Решетниковым 6-го февраля 2017 года, в котором обсуждается тема проекта «Новороссия», советский период в нашей истории и будущее России. Главная мысль в интервью господина Решетникова — следующая: «Старые советские смыслы нежизнеспособны, а новые — не советские, не либеральные —  смыслы большинством ещё не усвоены…».

Значит, антисоветские «смыслы» усвоены неким «белым» меньшинством во главе с бывшим аналитиком СВР и бывшим руководителем РИСИ. А у нас, неразумных, признающих «советские смыслы», выход только один: как можно быстрее примкнуть к господину Решетникову, и он нас всему научит. И чему же нас может научить Леонид Петрович? Он утверждает, что причиной распада СССР был национальный принцип, на котором строилось наше советское государство, ссылается на крупнейшего немецкого политика Франца Йозефа Штрауса, который предрекал распад СССР из-за того, что он построен на национальной, а не на территориальной основе. Штраус сказал советскому послу: «У нас государство — на территориальной основе, а у вас — на национальной». Но Решетников, вероятно, забыл, как германцы с древнейших врёмен огнём и мечом выжигали и вырезали все нацменьшинства на своих будущих «единых» территориях. Леонид Петрович считает территориальный принцип государственного строительства гарантией от распада будущей православной империи. Но тогда уместно его спросить: почему Российская империя, основанная на территориальном принципе, мгновенно рассыпалась в результате революционной катастрофы 1917 года? Сталин потому и утвердил в конце концов национальный принцип как основу СССР, что хорошо понимал невозможность в тех условиях воссоздать единую державу на территориальном принципе.

В реальной действительности в советское время внедрялся смешанный принцип государственного строительства, то есть, территориально-национальный. Именно на этом, смешанном, принципе строилась кадровая политика в советских республиках, где старались соблюдать баланс между русским и местными этническими элементами в руководящих органах. Конечно, не везде и не всегда данный баланс соблюдался в полной мере, но в целом система работала. И если бы советское руководство продолжило дореволюционную практику исключительно территориального государственного деления, то советскую власть очень быстро постиг бы полный крах.

И теперь представьте, что в России сейчас будет введён территориальный принцип государственного строительства. Что произойдёт, как вы думаете? — Мгновенный всероссийский Майдан. Потому, что в бывших советских республиках, входящих в состав России, введение территориального принципа в качестве государственной основы будет воспринято как объявление тотальной русификации. И что бы ни говорили Решетников с Жириновским в защиту территориального принципа, но будет именно так. Вы можете себе представить, что случится, если Владимир Путин поставит русских губернаторов в Чечню или Татарстан?

Конечно, и национальный принцип таит в себе опасности сепаратизма, но он, всё-таки, оставляет возможности для манёвра, и пока мы — держимся, постепенно укрепляя внутренние связи между всеми российскими регионами. Территориальный принцип — это не мина замедленного действия, это могущая мгновенно взорваться ядерная бомба.

Господин Решетников во всех наших бедах винит советскую власть. Например, он утверждает, что советской властью на Украине внедрялась мысль о том, что Украина — самостоятельное, независимое государство. Но как же Леонид Петрович не понимает, что эта мысль внедрялась не советской властью как таковой, а группой украинских националистов, всеми правдами и неправдами пробравшихся в органы управления? Это же совершенно разные вещи.

По Решетникову — в СССР не было никаких подлинных достижений, потому, что всё создавалось с помощью США и Запада, и не было, оказывается, у нас при советской власти полной независимости. И вообще, «красный проект» — это орудие Запада для разрушения восточно-славянской цивилизации. Никак не даёт покоя Леониду Петровичу красная звезда, он несколько раз клянёт её в своём интервью: «…нельзя такой проект создавать (проект «Новороссия», прим. автора) на основе красной звезды… 1991 год — это результат советской политики, запомните это, товарищи с красными звёздами на фуражках…».

Не нравится Решетникову красный цвет, но при этом он в восторге — от белого. Леонид Петрович воспроизводит свою беседу с чеченцем, генерал-майором ФСБ, который подчёркивает, что он любит Россию, но сражается не за территории, а за Белого Царя. Получается какой-то абсурд: за территориальный принцип, который так дорог Решетникову, чеченский генерал-майор воевать не хочет, а за Белого Царя готов сражаться… Можно ещё так посмотреть: за территории, которые реально существуют, этот «джигит» умирать не собирается, а за Белого Царя, которого нет и который не предвидится в ближайшем будущем, он готов отдать свою жизнь. Но здесь для Решетникова важнее другое — это то, что чеченец вспомнил белый цвет, согревающий сердце Леонида Петровича, который тут же говорит: «Вспомните, когда после революции началась Гражданская война — чеченцы, ингуши, другие кавказские народы в Белой армии воевали».

Решетников очень почитает Белое движение, видя в нём силу, призванную восстановить монархию. Он считает Белое движение монархическим по своей природе. Честно говоря, мне как-то неловко за Леонида Петровича. «Белая гвардия, путь твой высок…» — писала Марина Цветаева. Но ей  — как поэту — простительно, тем более — сколько она претерпела от советской власти (мужа расстреляли и так далее)… Но бывшему руководителю аналитического отдела СВР и РИСИ, который, всё-таки, обязан прилично знать историю, подобные восторги — не к лицу, ведь очень хорошо известно, что монархистов в Белой армии почти не было, они считались «белыми воронами» там, и над ними, в лучшем случае, смеялись, а в худшем — подвергали репрессиям.

Подавляющее большинство Белого движения и Белой армии — это кадеты, октябристы, эсеры и меньшевики. Генерал-лейтенант Белой армии Я.А. Слащёв-Крымский писал, что Белая армия представляла собой «мешанину кадетствующих и октябристствующих верхов и меньшевистско-эсерствующих низов. «Боже, Царя храни!» провозглашали только отдельные тупицы, а масса добровольческой армии надеялась на «Учредилку», так что, по-видимому, эсеровский элемент — преобладал».

Именно поэтому Белое движение не благословил Патриарх Тихон. <…> Кстати, наиболее видные руководители Белой армии, например, Корнилов и Деникин, были прямыми выдвиженцами кадетско-эсэровского Временного правительства.

В Гражданской войне столкнулись не монархисты с большевиками, как считает господин Решетников, а два революционных антимонархических проекта, с одной стороны — «красный» большевистский, с другой — «белый» либеральный. И если бы победил последний, то, вероятно, Россия тут же была бы растерзана Западом. Поэтому Леонид Петрович Решетников, преклоняющийся перед Белым движением и Белой армией, вольно или невольно льёт воду на мельницу февралистов-антимонархистов (вспомните, кстати, что именно Лавр Корнилов 7-го марта лично арестовал Царскую семью). Вот как опасно увлекаться антисоветизмом.

Было такое литературное произведение «Чапаев и пустота». Впору написать «Решетников и пустота». Леонид Петрович призывает отказаться от коммунистического и либерального путей и следовать третьим путём, но ведь уже давно стало ясно, что третий путь неизбежно поворачивает на «либеральную» дорогу.

Леонид Петрович, призываю Вас к трезвомыслию, рассудительности и к отказу от «белой» и антисоветской схемы, которая привела Вас к очень опасному и нелепому выводу: «В 1917 году русский народ умер, и произошёл слом русского национального кода». Это Ваша фундаментальная ошибка. Надо идти ясным, Царским путем, а не каким-то мутным третьим. Царский путь и путь третий — совершенно разные вещи. Но как можно идти Царским путем при таком лютом антисоветизме?! Третий, антисоветский, путь неизбежно приводит сначала к узколобому национализму, а затем — и к банальному либерализму. Царский же путь в данном случае означает органическое сочетание советского и дореволюционного.

P.S.: Леонид Петрович Решетников, оценивая перспективы своего антисоветизма, подчеркнул в своём интервью: «Людей старшего возраста уже не переделать, надо работать с молодёжью».

Можно ли назвать такое суждение сколь-либо ответственным? И кто такие «люди старшего возраста», позитивно оценивающие советскую эпоху? Каков возрастной диапазон этих «людей старшего возраста»? — Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо ответить и на следующий: люди какого возраста считаются «молодёжью»? Принято считать, что молодёжь — это люди от 15-16-и лет до примерно 35-и. Следовательно (согласно логике Решетникова), люди от 35-и лет и до 90-100 относятся к той возрастной категории, которую «уже не переделать». И сколько же это будет миллионов людей? — Думаю, намного больше, чем «молодёжи». То есть, Решетников делает ставку на незрелое молодое меньшинство.

И чем такая позиция, скажите на милость, принципиально отличается от позиции «великого кормчего» Китая, Мао Цзэдуна, породившего движение молодых хунвейбинов?

У Решетникова немало сторонников. Убеждён, что главная причина, почему Владимир Путин освободил Решетникова от руководства РИСИ — это оголтелый антисоветизм Леонида Петровича.

Иерей Александр Шумский, публицист, член Союза писателей России

(Материал дан в сокращении)

Теги: , , , , , ,

«Русофобия и власть»

14 февраля 2014 года агентство Интерфакс сообщило, что в национальных республиках РФ продолжается «бэби-бум», тогда как регионы центральной России продолжают вымирать. Публикуем в этой связи по прежнему актуальную статью «Русофобия и власть» заместителя главного редактора радиаканала «Радиогазета «Слово» Алексея Богачева, ранее размещенную на Центральном сайте КПРФ.

В марте 2016 года депутаты Государственной Думы от фракции КПРФ В.Ф. Рашкин и С.П. Обухов направили в Правительство РФ запрос, в котором содержалось настоятельное предложение пересмотреть политику несправедливого распределения бюджетных дотаций регионам Российской Федерации, а также разработать целевую Программу государственной поддержки русской культуры.

Приведем выдержку из запроса: «Анализ распределения дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности субъектов Российской Федерации и иных межбюджетных трансфертов свидетельствует о существующей диспропорции уровня поддержки различных территорий России. Особенно отчетливо прослеживается недофинансирование регионов с преобладающей долей русского населения. Так, например, Новгородская, Тульская, Вологодская, Рязанская и Нижегородская области получат в 2016 году, соответственно, 877, 1253, 2 524, 2 526 и 2919 млн рублей. Национальный состав указанных субъектов Федерации больше, чем в среднем по стране, представлен русскими, доля которых, согласно Всероссийской переписи населения 2010 года – около 90 %, а, например, в Тульской области указанный показатель превышает 94 %.

Наибольшие межбюджетные трансферты ожидают Республику Дагестан. Регион, население которого меньше, чем в Нижегородской области, получит свыше 46 722 млн рублей, что более чем в 4,5 раза превышает суммарные дотации вышеуказанным 5 областям. При этом, если население Дагестана составляет более 3 млн человек, то Республики Тыва, по данным Росстата, – 315 532 жителя, однако дотации региону достигают 13 486 млн рублей <…> Русская культура во многом стала наднациональной, присущие ей идеалы равенства, товарищества и братства объединили жителей всех территорий России великими смыслами и идеями.

В этой связи, необходимо не только увеличение финансирования территорий, составляющих исторический фундамент России, но и создание специальной государственной программы развития русской культуры, которая должна стать составной частью ФЦП «Укрепление единства российской нации и этнокультурное развитие народов России (2014-2020 годы)» и «Культура России (2012-2018 годы)», поскольку культурный прогресс для других народов невозможен без развития, в первую очередь, русской культуры.

Таким образом, развитие исторического ядра страны и культуры государствообразующего народа будет, на наш взгляд, способствовать гармонизации межнациональных отношений в России. Руководствуясь указанными соображениями, правительство СССР прилагало особые усилия для всестороннего развития территории и населения Нечерноземья как исторического фундамента России”.

Данный запрос имеет особую актуальность, так как по данным из открытых источников  “естественный прирост в нашей стране наблюдается только на Кавказе — свыше 11 тысяч человек, на Урале — чуть менее 1 тысячи человек и на Дальнем Востоке — 250 человек».

Демографическая же ситуация в подавляющем большинстве российских регионов, где компактно проживает в основном русское население, по-прежнему катастрофична.

Речь идет, прежде всего, о русских регионах Центрального федерального округа, то есть Нечерноземья, — ядра Российского государства При этом, как мы только что отметили, на Северном Кавказе, где граждане России продолжают жить согласно фундаментальным ценностям своих предков, тесно связанным с исламской и национальной культурой, по-прежнему фиксируется активное увеличение числа населения (причем данная тенденция наблюдалась и в 90е годы, когда финансирование региона было крайне скудным).

Согласно данным Росстата, в Центральном федеральном округе естественная убыль населения за январь-февраль 2016 составила минус 23 тысячи 737 человек!

Хуже того, после позитивных подвижек прошлого года вымирать начало даже население Крыма. И все это не сиюминутная «аберрация», а сохранение многолетней тенденции.

Казалось бы, имея на руках эти и другие данные, правительство России обязано немедленно предпринять энергичные действия стратегического и тактического характера по исправлению ситуации, как это делается в случаях восстановления и сбережения численности, а также культуры, малых и «титульных» народов и народностей России.

Ведь речь идет именно о национальном ядре общего российского политического пространства, об основе российской государственности, которая немыслима без сбережения русского народа и русской культуры (не говоря уже о том, что социалистическая идея, неразрывно связанная с традициями русского народа, представляет собой единственный стратегический проект спасения России и защиты от различного рода ментальных вирусов экстремизма, включая вирусы запрещенной в России террористической организации «ИГИЛ», а также вирусы «уменьшительного национализма», а то и нацизма).

Это так очевидно, так легко доказывается с цифрами на руках, что игнорировать данное обстоятельство может, на наш взгляд, только отъявленный русофоб, антисоветчик и враг нашей страны, желающий разрушения Российской Федерации, расчленения ее на множество подчиненных ТНК полностью колониальных образований.

Что же делает в ответ на запрос депутатов Рашкина и Обухова правительство РФ? Оно начисто отвергает их предложения (хотя должно было бы само инициировать соответствующие программы)!

В частности, правительство РФ пишет: «предложение о пересмотре принципов распределения дотаций и иных межбюджетных трансфертов из федерального бюджета регионам с преобладающей долей русского населения, в том числе Нечерноземья, и малым историческим городам не поддерживается. <…> В целях реализации стратегической роли культуры как духовно­ нравственного основания развития личности и государства, единства российского общества, а также развития туризма для приобщения граждан к мировому культурному и природному наследию принята государственная программа Российской Федерации «Развитие культуры и туризма» на 2013 — 2020 годы, в рамках которой реализуются все вопросы развития российской культуры, в том числе русской культуры <…> С учетом существующих механизмов поддержки развития культуры разработка комплексной государственной программы по вопросу, указанному в запросе, представляется нецелесообразной».

То есть развитие государствообразующей для России культуры и защита находящегося под угрозой вымирания государствообразующего для России народа по мнению правительства РФ не являются целесообразными целями для деятельности Государства Российского, в отличие от, например, Республики Татарстан, конституция которой гласит: «Республика Татарстан обеспечивает сохранение и защиту интеллектуального и художественного наследия, сохранение и развитие культуры татарского народа, национальных культур представителей других народов, проживающих на территории Республики Татарстан. <…> Республика Татарстан оказывает содействие в развитии национальной культуры, языка, сохранении самобытности татар, проживающих за пределами Республики Татарстан” , или, скажем, Удмуртии, которая тоже определяет себя как «государство»: «На основании волеизъявления многонационального народа Российской Федерации Удмуртская Республика — Удмуртия — государство в составе Российской Федерации, исторически утвердившееся на основе осуществления удмуртской нацией и народом Удмуртии своего неотъемлемого права на самоопределение <…> в Удмуртской Республике гарантируется сохранение и развитие языка и культуры удмуртского народа, языков и культуры других народов, проживающих на ее территории; проявляется забота о сохранении и развитии удмуртской диаспоры, компактно проживающей в субъектах Российской Федерации».

Результатом данного положения вещей и является сокращение населения на территориях, населяемых преимущественно русскими.

Так по русскому народу и русской, советской цивилизации наносится «двойной удар»: русские регионы РФ (равно как и реальный сектор общероссийской экономики) лишаются полноценного финансирования, а культурно-цивилизационные структуры, необходимые для полноценной, адаптивной социализации новых поколений и пробуждения в молодежи стремления создавать семьи и рожать детей, не просто не поддерживаются государством, а во многом уничтожаются именно в таких регионах.

Голубой же «экран» с Минобрнауки и коллективный «Мемориал» с Улицкой и К довершают дело.

Конечно, любой граждан, любящий нашу Родину, скажет, что это — государственно безответственная политика по отношению к России или, наоборот, очень ответственная политика, но по отношению не к России, а к ее врагам, в число которых входят олигархи, не желающие отдавать отобранную и поделенную между собой власть и собственность русского и других народов Отечества.

Может возникнуть вопрос: а разве ситуация не меняется в последние годы, после Крыма и Новороссии?

Да, отчасти меняется: воспрявший из глубин народной памяти Бессмертный полк, некоторое улучшение демографии русских регионов (включая Крым) в середине 2015 года, рост количества браков и явное их преобладание над разводами — это свидетельства возникшей в русском народе (и ряде других народов РФ) позитивной доминанты, установки на жизнь, а не на смерть.

Однако тонкая и зловещая работа структур, которые подобно раковые клетки проникли в жизненно важные органы нашего государства, активно поддерживает установку именно на вымирание, и выше нами приведены свидетельства ядовитых плодов их деятельности.

Доминанты «сшибаются» друг с другом, и одна из них неизбежно победит. В происходящей же сейчас борьбе нужно четко помнить, на чьей стороне, как минимум, значительная часть высшей политической власти России.

И, значит, то, о чем уже более 20 лет говорит КПРФ, одержавшая мировоззренческую победу в борьбе за умы и сердца простых россиян, в отношении компрадорской власти, становится, как мы отметили в начале материала, особенно актуальным именно сегодня.

Алексей Богачев

Теги: , , , ,