Достоевский: вечные уроки

Достоевский

Достоевский: вечные уроки

Предлагаем вниманию выступление сопредседателя Собора православной интеллигенции, доктора психологических наук, профессора  В.Е.Семёнова на Круглом столе «Ф. М. Достоевский, как патриот и православный мыслитель, и его важнейшее значение для современной России».

«Я хочу сказать о личности, социально-психологическом и гражданском даре Федора Михайловича Достоевского. Его проза и публицистика имеют непреходящее универсальное значение для нас, особенно в современной России. Ещё в старших классах школы творчество Достоевского вошло в мою душу и, как оказалось, навсегда. В 17 лет я написал стихотворение, состоящее из одних названий его произведений, которое отражало тогдашнее моё настроение:

О, Бедные люди!

О, Белые ночи!

А я здесь Подросток

и Идиот.

Гнетут меня Бесы —

моё Наказанье!

Но в чем Преступленье —

не знаю — моё!

В юности я прочёл все основные художественные произведения Фёдора Михайловича, 10-томное собрание сочинений, тома «Литературного наследия», посвященные ему, переписку с Анной Достоевской. Посмотрел многие экранизации его книг, в том числе фильм Акиро Куросавы по роману «Идиот». Уже когда я учился на факультете психологии Ленинградского университета, запомнилась встреча с совсем молодым Георгием Тараторкиным, который приходил к нам после выхода на экраны «Преступления и наказания», где он сыграл Родиона Раскольникова.

В ноябре 1981 года (160 лет со дня рождения и 100 лет со дня смерти Достоевского) мне случилось быть гостем из Ленинграда в Министерстве культуры РСФСР в Москве на юбилейном вечере, где я выступал именно, как психолог, вместе с писателем Владимиром Крупиным, живописцем Ильей Глазуновым, литературным критиком Владимиром Чалмаевым и другими деятелями русской культуры. Потом я не раз делал доклады и писал о творчестве великого писателя-мыслителя и психолога, в том числе в научных работах. Неслучайно «Братья Карамазовы» стали художественной метафорой для персонификации типологии базовых российских менталитетов в моей концепции российской полиментальности.

Фёдор Михайлович не жаловал современную ему психологическую науку. Он справедливо полагал, что тогдашние психологи слишком упрощённо подходят к пониманию человеческой души. Фактически сам Достоевский и был лучшим психологом своего времени. Художественный и психологический гений Достоевского обусловлен не только специфической врождённой одарённостью, особо чуткой нервно-психической организацией, но и особенностями биографии писателя, широтой жизненного опыта, уникальностью пережитых экстремальных ситуаций. В результате возник исключительный феномен психологической проницательности, эмпатии, всепонимания.

Анализ произведений Ф.М.Достоевского, проведенный мной, помимо постоянной христианской целеустремлённости писателя позволяет также реконструировать социально-психологическую концепцию человека, которой он руководствовался и сознательно, и интуитивно в своем творчестве. Можно выделить следующие аспекты понимания человека Достоевским:

— человек чрезвычайно сложен, сложнее привычных стереотипов Добра и Зла. Он воистину единство и борьба противоположностей, он диалектичен.

— человек не только «человек разумный», но и «человек страстный» (эмоциональный ). Причем разум — это не только благо, но нередко и зло. Именно «по разуму», из логически обоснованной идеи Раскольников совершает страшное преступление. Злодеи, вроде Петра Верховенского, Смердякова, Свидригайлова, отличаются рационалистичностью. Идеалом для Достоевского является, прежде всего, сердечный, любящий, добрый, по сути глубоко православный человек (старец Зосима, князь Мышкин, Алеша Карамазов, Соня Мармеладова и др.).

— человек — вполне общественное, коллективное существо, а «одиночество порождает чудовищ». Именно в одиночестве Раскольников выдумывает свою наполеоновскую теорию вседозволенности. Одиноки Иван Карамазов, Смердяков, Ставрогин, Свидригайлов. Зато положительные герои всегда среди людей, почти по-детски открыты, общительны (Алеша Карамазов, Мышкин, Разумихин и др.);

— человек обладает свободной волей. Он отвечает за свои поступки, не следует абсолютизировать влияние среды. Однако существуют аффективные состояния, вызванные, например, болезнью, когда человек не может контролировать свои поступки;

— счастье человека «не в комфорте», а в христианской любви к другим людям, которая, так или иначе, возвращается к нему (Соня и каторжные, Алеша Карамазов и дети). Люди, не способные на это, — гибнут, так как не выносят даже самих себя (самоубийства Ставрогина, Смердякова, Свидригайлова).

Возвращаясь к творчеству Ф.М.Достоевского, можно говорить о своеобразных провидческих аспектах его произведений. Он даёт пророческий анализ актуальной для нашего времени социальной психологии экстремизма и терроризма («Бесы») или даже предвосхищает этико-психологические вопросы космических контактов с другими цивилизациями («Сон смешного человека»). Достоевский и в своих романах и особенно в публицистике показал тип российского либерала-западника, чуждого своему народу и готовому даже его уничтожить, если этот народ не желает идти по европейскому пути. И если во времена писателя подобный тип всё же не имел слишком большой силы, то в настоящее время портрет, данный так сказать на опережение, уже вполне типичен среди «элитариев». Очень этически поучителен для понимания современного искусства, перенасыщенного насилием, жестокостью, соотношение описаний ужасного преступления и мук наказания у Достоевского: например, в романе «Преступление и наказание» менее пяти страниц отведено сцене убийства и почти пятьсот — последующим душевным терзаниям убийцы. Таков художественный баланс зла и добра. Это вам не современные романы и фильмы ужасов и всевозможные триллеры о маньяках и садистах.

Печать нашего смутного, противоречивого времени нескончаемых перемен и подмен лежит на всём. Перечитайте последний законченный роман Достоевского «Подросток». Он удивительно конгениален нашим дням. Там переходный период от феодального крепостничества к капиталистическому беспределу, в чём-то аналогичный современному переходу от «развитого социализма» к «недоразвитому капитализму». У героя романа, подростка Аркадия Долгорукова, есть идея: «Моя идея это — стать Ротшильдом». И в наше время сия идея снова в моде. Вообще много похожего, и такой же духовно-нравственный кризис, вызванный отказом от правды-справедливости, фарисейством и цинизмом. И вот мы снова «наступаем на те же грабли».

О, как актуален Достоевский. Ещё один пример. Он писал в 1876 году: «Я никогда не мог понять мысль, что лишь одна десятая доля людей должна получить высшее развитие, а остальные девять десятых должны лишь послужить к тому лишь материалом и средством, а сами оставаться во мраке. Я не хочу мыслить и жить иначе, как с верой, что все наши девяносто миллионов русских (или сколько там их тогда народится) будут все, когда-нибудь, образованы, очеловечены и счастливы. Я знаю и верую твёрдо, что всеобщее просвещение никому у нас повредить не может». А в наше время, в 2016 году вице-премьер говорит о том, что у нас слишком много людей с высшим образованием (?!). А несколько лет назад глава Сбербанка России вообще проговорился на Экономическом форуме в Петербурге, что, мол, ему просто страшно, если население будет слишком информировано — как управлять такими просвещенными людьми. Так что, Федор Михайлович, Вы, конечно, правы. Поэтому либералы и через 140 лет готовы Вас разорвать на куски».

Источник

Читайте также

Теги: , , , , , , , ,