Геостратегия русской Евразии в XXI ВЕКЕ. 1 часть. Западное направление.

русская евразия

Геостратегия русской Евразии в XXI ВЕКЕ. 1 часть. Западное направление.

В конце XX веке США и их союзники одержали победу в «холодной войне» с СССР.

Двухполярная политическая система перестала существовать, а вместе с ней исчезли такие организации как «Варшавский договор» и «СЭВ». Страны Восточной Европы стали младшими партнёрами Вашингтона и Брюсселя.

В этих условиях победившая сторона делает все, чтобы не допустить формирования нового полюса силы, альтернативного Западу. Такой полюс силы может сформироваться на основе оси «Москва-Пекин».

Известный ученый Александр Дугин в своей книге («Основы геополитики» М.: АРКТОГЕЯ-центр, 2000) так пишет об этом: «Победа Запада в «холодной войне» концептуально означает окончание биполярного и начало однополярного мира. <…> Современный победивший Запад отныне будет диктовать идеологические и экономические условия всем, кто станет претендовать на роль развитого региона. <…> …главной геополитической задачей Запада на данном этапе является недопущение самой возможности формирования масштабного геополитического блока континентального объема, который мог бы быть по тем или иным параметрам сопоставим с силами атлантизма».

Часть управляющих РФ сил, которые в период с 1985 по 1993 годы захватили власть и собственность народа России, начинает осознавать, что в случае отказа от возвращения нашей стране хотя бы региональной субъектности атлантические акторы уничтожат российскую государственность и отнимут власть и собственность уже у них.

В статье «Война против русской Евразии: за мягкой силой всегда следует жесткая» мы писали: «США и их сателлиты крайне болезненно воспринимают любые успешные внешнеполитические шаги России, такие как создание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС); подписание договора о добрососедстве, дружбе и сотрудничестве с КНР; формирование Организации Договора о коллективной безопасности; успешное развитие БРИКС; рождение и становление на ноги Евразийского и Таможенного Союзов. Вместе ЕвразЭС, ТС, ШОС, ОДКБ, БРИКС начали проявлять себя в качестве раздражителей для «мирового гегемона» (https://kprf.ru/party-live/opinion/133830.html).

Создаваемые с участием России транснациональные финансовые структуры являются смертельной угрозой для МФВ и ФРС, а также представляют собой необходимое условие возвращение нашей стране суверенитета.

Поэтому в указанной выше статье мы добавляли: «Защита Абхазии и Южной Осетии в 2008 году стала, по сути, первым самостоятельным и серьезным действием России на мировой арене, впрямую противоречащим интересам Америки.

Следующими такими шагами стали экономическая поддержка Ирана и решительное пресечение открытой военной агрессии против Сирии.

В ситуации с Сирией российско-ирано-китайский альянс впервые сумел дать США и их союзникам ассиметричный ответ».

Еще раз отметим, что задача концентрации ресурсов русского мира и его объединения для защиты России объективно встает перед той частью нынешней властной элиты России, власть и собственность которой зависят не от благосостояния мирового транснационального капитала, а от сохранения единой и сильной России как центра Евразии.

В настоящем материале мы рассмотрим некоторые из геополитических и геостратегических шагов, которые нашей стране необходимо предпринять, чтобы избежать полного подчинения Западу и расчленения.

Прежде всего, ответим на вопрос о том, что такое «геополитика».

Согласно развернутому определению д.и.н., профессора Михаила Мунтяна, данному им в работе «Геополитика и геополитическое мышление» («Геополитика и геополитическое мышление» М., 2002), «геополитика – это научная дисциплина, изучающая и трактующая историю и теорию международных отношений с материалистических позиций, когда они связываются не столько с человеческой волей или деяниями, сколько географической средой, в которой развиваются. Она возникла как наука о влиянии комплекса природно-географических факторов на исторический процесс, включая состояние и перспективы текущей мировой политики. <…> Классическая геополитика считала чрезвычайно важным такой показатель, как степень освоения народом пространства, которое он контролирует. <…> Классическая геополитика оперировала понятиями политического, военного, экономического, цивилизационного, демографического, коммуникационного пространственного контроля. В зависимости от физико-географических факторов, формы такого контроля также подразделялись на несколько категорий — наземный, океанический, воздушный».

Первым в научный оборот термин «геополитика» ввел профессор истории и политических наук Рудольф Челлен. По Челлену геополитика – это наука о государстве как о географическом организме, воплощённом в пространстве.

С этой точки зрения геополитический анализ вполне соответствует и установкам современных левых сил. Так, в Программе КПРФ говорится: «Сложное переплетение геополитического положения, национальных и экономических обстоятельств сделало российское общество носителем самобытной культурной и нравственной традиции. Основополагающими ее ценностями являются общинность, коллективизм и патриотизм, теснейшая взаимосвязь личности, общества и государства. Отсюда вытекает стремление народа к воплощению высших идеалов правды, добра и справедливости, к равноправию всех граждан независимо от национальных, религиозных и других различий» (https://kprf.ru/party/program ).

Россия в отличие от тех же Англии и США всегда была и есть сухопутной державой с суровым климатом и огромными расстояниями.

Сконцентрированная энергия русского народа – это энергия, способная определить судьбу мира, вынося во внешнее пространство идеи нестяжательства, социальной справедливости и истинной дружбы народов.

Именно поэтому стратегия геополитических соперников России уже давно сводится к попыткам создать вокруг России «санитарный кордон» и сформировать на его основе «точки турбулентности», включающие в себя не только угрозы извне, но и очаги этнического национализма, а также «пятую колонну».

Именно пятая колонна керенских, радзянок, львовых и т.д. практически разрушали российскую государственность в 1917 году, и только партия большевиков Ленина-Сталина сумела выправить положение и вернула России статус великой державы, преумножив его затем.

Опасность возрождения единой России прекрасно понимал верховный комиссар Антанты Макиндер, ставший автором знаменитой концепции «Анаконды» (то есть удушения России кольцом враждебных стран-карликов).

В конце XX века эстафету у Макиндера переняли Збигнев Бжезинский, Генри Киссенджер и Джозеф Най, которые разработали новую систему «санитарного кордона» вокруг» России, причем краеугольным камнем в данном кордоне является квазигосударство Украина.

В данную систему сегодня входят страны Прибалтики, Украина, Молдавия. Грузия и ряд других структур.

Отсюда следует, что адекватный ответом России на «сжатие» нашего геополитического пространства (а это сжатие имеет и духовный аспект: сдавая своих, оказывающихся в ловушке «кордона», русские теряют собственную идентичность) является, прежде всего, ответный геополитический прорыв, означающий, прежде всего, возвращение Украины в орбиту русского мира и российского государства.

Бандеровское государство должно быть разрушено, как был во время оно разрушен Карфаген.

Именно поэтому Минские соглашения должны быть рано или поздно отменены в пользу реанимации проекта большой Новороссии.

Минские соглашения – это передышка для проамериканской хунты и на данный момент серьезный барьер на пути укрепления славянского единства.

Так, без промышленного потенциала восточных областей Новороссии резко ослабляется производственная кооперация в рамках Евразийского Союза.

Отсюда следует, что в ближайшие 2-3 года на украинском направлении перед Россией стоит задача прорубить стратегический коридор влияния по линии «Новороссийск-Николаев-Одесса» с выходом на Приднестровье.

Как правильно пишут А. Нагорный и А. Маслов («Завтра» № 28 (1180) «В отличие от многих российских экспертов, которые утверждают, что киевский необандеровский режим вот-вот рухнет под грузом социально-экономических проблем, мы можем с полным основанием утверждать, что такие проблемы при военном режиме и жёстком полицейском контроле только укрепляют систему подготовки к войне, помогают канализировать общественные настроения в милитаристское русло. А населению «незалежной» уже не первый год и не первое десятилетие вдалбливают, что во всех его проблемах и бедах «виновата Москва», «виноваты москали», «виновата вата», и нас те же необандеровцы, которые поклоняются гитлеровским прихвостням Бандере и Шухевичу, именуют «фашистами». Что, наше политическое руководство не понимает, что битву за украинское общественное мнение они проиграли именно потому, что двадцать с лишним лет не обращали внимания на то, как западные «партнёры» формируют там общественное мнение?

Если задуматься над тем, как украинский фактор может работать в ближайшей перспективе — скажем, до президентских выборов в РФ 2018 года, то есть в течение полутора лет — придётся признать, что двойственность, непоследовательность и готовность к бездумным компромиссам только усиливают будущие проблемы и потери».

При этом русское жизненное пространство – это пространство подлинной культуры сопричастности, и это качественно отличает его от «жизненного пространства» англосаксов, которое буквально уничтожило «жизненное пространство» коренных народов Америки, и от жизненного пространства немцев, которое чуть не поглотило славян, евреев, цыган и ряд других народов.

Причем, если в случае Украины большую роль должна сыграть жёсткая сила, то объединение всего бывшего СНГ под российским влиянием должно происходить с помощью тех или иных вариантов мягкой силы, а также разного рода экономических союзов, обеспечивающих протекционистские меры для «своих» (как с научной точки зрения предлагал еще современник Бисмарка Ф.фон Лист).

Иначе не провести в России новую индустриализацию с учетом перехода мира в новый технологический уклад.

Россия ради собственного существования должна обеспечить своим союзникам свободу торговли в общем пространстве и преференции по производственной кооперации (здесь очень опасными видятся нам регулярные попытки российских либералов оттолкнуть от РФ Беларусь).

Таким образом, существование и развитие Евразийского и Таможенного союзов и создание зоны свободной торговли в рамках ШОС, БРИКС с включением в нее стран АТР (Вьетнам, Южная Корея) – это действительно ключевой пункт в программе сбережения и восстановления России.

Территориально жизненное пространство России и русского мира должно включать в себя помимо РФ, Украины и Белоруссии, Центральную Азию, Южный Кавказ, Молдавию и Приднестровье, а также Сербию и Болгарию на Балканах и Сирию (где русский язык уже становится фактически вторым государственным) на Ближнем Востоке.

Еще раз подчеркнем: формирование такого пространства – это в случае России – не экспансия, а защита права русского и других народов на существование и сохранение своей культуры.

Решение данной задачи позволит двигаться к достижению стратегической цели: выстраиванию евразийского пространства на основе Союза славянских и православных государств с государствами традиционного ислама и с включением в орбиту влияния этого Союза славянских и православных стран Европы, включая Грецию, «большую» Сербию, Черногорию, Болгарию, Чехию и Словакию.

Движение России должно осуществляться по различным географическим «контурам»: западному, восточному и южному. В первой части настоящей работы мы сконцентрируемся на западном направлении.

На Западе Россия должна:

а) как можно скорее признать ДНР и ЛНР как независимые государства и единственную легитимную власть на территории бывшей Украины, помочь Республикам в создании полноценной банковской системы, правоохранительной системы; образовательной системы; промышленной системы, кооперационных цепочек с российскими предприятиями и т.д.; вернуться к плану «большой Новороссии» и помочь армиям ДНР и ЛНР освободить от оккупации бандеровцами Харькова, Запорожья. Херсона, Николаева, Одессы, Днепропетровска и ряда других регионов; признать большую Новороссию в качестве суверенного государства и заключить с этим государством конфедеративный договор;

б) постоянно укреплять Союзное государство России и и Белоруссии;

в) всемерно защищать соотечественников, проживающих в странах Прибалтики и в Молдавии (с учетом «фактора Додона» в тактическом плане);

г) вытеснять влияние Запада на Балканах.

При этом на украинском направлении в ближайшее время необходимо жестко следовать императиву «своих не сдаем» (к сожалению, в последнее время наблюдается отход от данного правила); сделать ДНР и ДНР «витриной» качества жизни (как в СССР такой витриной была Прибалтика) и, соответственно, центром притяжения для всей бывшей Украины, а также выстраивать отношения с региональными элитами временно оккупированных киевской хунтой регионов, используя, в том числе, выгодный этим элитам лозунг «децентрализации».

Необходимо последовательно защищать позиции Русской Православной Церкви на всем постсоветском пространстве, вкладывая ресурсы (в том числе финансовые ресурсы) по распространению православной культуры.

Отдельно следует подчеркнуть: России следует многократно повысить финансирование программ Россотрудничества, включая программы по распространению русского языка и русской культуры, в целом..

Также на западном направлении России следует прямо и настойчиво выстраивать связи с «евроскептиками», включающими в себя здоровые национальные силы, а также взаимодействовать с лояльными Москве левыми силами.

При этом такие силы, представителями которых являются Ангела Меркель и Франсуа Олланд, не могут являться для России союзниками, потому что предполагают «мягкое» удушение нашей страны за «санитарным кордоном».

Пришло время перестать заигрывать со «слугами черного господина» и выходить на прямые связи с фигурами, подобными Ле Пен, Фийону, Ва́генкнехт, Орбану и др.

В случае реализации комплекса этих и иных мер русский мир выйдет на рубежи Северное море/Балтийское море/Черное море/Средиземное море, и Россия сможет вздохнуть полной грудью.

Конечно, для достижения данных целей необходимо переформатирование внутренней экономической политики России от либерально-рыночной к государственному капитализму, а затем к социализму, однако тут одно зависит от другого: без политически и нравственно выверенной геополитической борьбы трудно преодолеть влияние агентов ТНК и класса олигархов внутри России, а также наоборот.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

М.М. Лагутин, А.М. Богачев

Читайте также

Теги: , , , ,

Лавка «Cлово»

Хочу в СССР-2