Мир капитализма и современное производство: глобальное противоречие

Мир капитализма и современное производство: глобальное противоречие

Довольно любопытную информацию опубликовал в своем блоге известный политтехнолог Олег Матвейчев (http://matveychev-oleg.livejournal.com/4423823.html?utm_source=twsharing&utm_medium=social ).

Он рассказал о содержании интервью, которое Адэр Тернер, бывший вице-президент европейского отделения банка Merrill Lynch и экс-руководитель британского Управления по финансовому регулированию и надзору, дал изданию Business Insider (http://www.businessinsider.com/lord-adair-turner-tech-capitalism-wages-inequality-precariat-2016-11).

В этом интервью «финансовый волк» достаточно неожиданно разворачивает суть концепции так называемого постиндустриального технологического общества (некоторые еще называют информационным).

Дело в том, что целый ряд буржуазных экспертов рассуждает о неком капиталистическом рае на земле, который якобы наступает по мере перехода в новые техноуклады, что позволяет практически полностью «роботизировать» производство, свести себестоимость продукции к минимуму а, значит, создать общество «всеобщего изобилия».

Как сообщает всемирная электронная энциклопедия (Википедия): «Постиндустриа́льное о́бщество — общество, в экономике которого преобладает инновационный сектор экономики с высокопроизводительной промышленностью, индустрией знаний, с высокой долей в ВВП высококачественных и инновационных услуг, с конкуренцией во всех видах экономической и иной деятельности, а также более высокой долей населения, занятого в сфере услуг, нежели в промышленном производстве.

В постиндустриальном обществе эффективная инновационная промышленность насыщает потребности всех экономических агентов, потребителей и населения, постепенно снижая темпы своего роста и наращивая качественные, инновационные изменения».

Так вот, Тернер утверждает, что «четвертая технологическая революция может привести к тому, что все ресурсы будут сосредоточены в руках компаний-гигантов, у которых есть необходимые знания и навыки для создания софта, в то время как все остальные будут вынуждены довольствоваться крайне низкооплачиваемой работой. Если во время индустриальной революции развитие технологий всегда приводило к созданию рабочих мест, то текущая революция технологий приводит только к их сокращению. Например, если Генри Форд хотел построить две фабрики вместо одной, то ему требовалось в два раза больше рабочих. Теперь же, напротив, массовая роботизация вытесняет людей из сферы промышленности и производства: так, согласно докладу канадского Международного института развития в ближайшие десять лет роботы смогут заменить более половины шахтеров».

При этом «финский экономист и предприниматель Бьорн Валрус <…>. считает, что автоматизация в скором времени приведет к полному исчезновению рабочего класса».

Вот как об этом пишет известный публицист Ю.П. Белов: «Новомодные буржуазные концепции постиндустриального информационного общества по сути являются дочерними теориями конвергенции. Их стержневая основа — общество массового потребления. Оно стало возможным благодаря технологическому прорыву (рождению высокопроизводительных массовых конвейерных технологий), создавшему возможность резкого увеличения производства товаров и услуг. В обществе массового потребления резко выросла сфера услуг — сервисный сектор экономики. Данный факт Ростоу охарактеризовал как переход от индустриального общества («стадии зрелости», по тому же Ростоу) к обществу постиндустриальному, и это дало основание постиндустриалам утверждать, что идёт быстрое сужение ядра пролетариата — промышленных рабочих. Стало быть, сужается и социальная база марксизма, его будущее оказывается под вопросом. Таков вывод постиндустриалов, но никак не коммунистов — марксистов-ленинцев. <. Нет, не исчезает промышленный рабочий класс. Исчезает наше старое представление о нём. . Понятно, что при неоиндустриализации в первую очередь развивается промышленный пролетариат, через труд которого материализуются новейшие достижения науки и техники. Сказанное не противоречит ленинской характеристике империализма как паразитического и загнивающего капитализма» (http://www.rline.tv/news/2016-11-01-ot-opportunizma-k-kapitalizmu-chto-dalshe/ ).

В самом деле, даже если производство средств производства дойдет до такой степени, что машины будут безостановочно создавать машины, это, во-первых, не отменит существования пролетариев умственного труда, а, во-вторых, и это самое главное, не отменит звериной сущности капитализма как общества угнетения человека человеком, и труда – капиталом, который «пожирает» прибавочную стоимость.

А это значит, что возникшее противоречие между производительными силами и производственными отношениями капитализм будет решать в свою пользу людоедскими методами.

Как отмечает известный ученый-марксист, С.А. Строев в своей работе «Коммунистическое движение в постиндустриальную эпоху: новые вопросы и новые ответы»: «сохранение старых капиталистических производственных отношений искусственно сдерживает развитие производительных сил, насильственно препятствует свободному распространению информационных продуктов и противоестественным, насильственным путём возвращает общество в состояние не-изобилия, в состояние нужды – ибо только в таком состоянии капиталистические отношения способны самоподдерживаться, а капиталистические элиты – сохранять свой социальный и экономический статус. Конфликт между опережающим развитием производительных сил и тормозящим исторический прогресс отставанием наличных производственных отношений – вот, в соответствии с марксистской теорией, причина всех социальных революций» (http://anti-glob.ru/old/st/str09.htm ).

Отсюда следует, что чем более активно развиваться технологии в обществе в капиталистической системой общественных и производственных отношений, тем в большей степени капитал будет закабалять всех и вся, превращая большинство в деклассированных люмпенов (раз машины лучше справляются с работой) и беспощадно эксплуатируя всех и каждого.

Таким образом, капитализм доходит до фактически рабовладельческого, а затем и геноцидного отношения к человеческой личности, подминая под себя любые средства производства, включая средства производства информации (как материальные, так и собственно информационные технологии).

В результате, получая добавочную стоимость за счет продажи технологии, информации, «услуг» (включая различного рода услуги, связанные с извращением естественной человеческой жизни), капитал, исходя из классовой логики, просто вынужден утилизировать и фундаментальные ценности и их носителей — собственно людей.

С.А. Строев пишет: «Наличный уровень развития производительных сил в развитых странах уже практически достаточен для снятия частной собственности естественным путём, для обесценивания владения собственностью в мире всеобщего изобилия (подобно тому, как обесценивается и лишается смысла владение бочками воды на берегу бескрайнего озера). Но этот же самый уровень развития производительных сил может быть использован и для создания искусственного, фантомного мира, имеющего только одну задачу – отчуждения человека от реальности и сохранения капиталистических отношений вопреки объективной экономической реальности. Такой путь тоже возможен и уже реализуется. Переведя капиталистические отношения из мира вещественного реального производства в мир навязанной обществу виртуальной реальности»

Строев ясно показывает, что, так как «роль того или иного производства определяется мерой участия в этом производстве трудящихся и совокупным объёмом вкладываемого в него общественного труда, то да – производство предметов первой жизненной необходимости действительно уходит на второй план, а на передний план выходит производство информации», но это производство информации полностью подчиняется законам, прописанным классиками марксизма-ленинизма»

В борьбе за ресурсы капитал беспощаден. Отвечая на вопрос «Можно ли считать общество «золотого миллиарда» единым классом новых капиталистов, основанном на эксплуатации остального человечества?», Строев, на наш взгляд, абсолютно справедливо указывает: «Едва ли. Да, «золотой миллиард» действительно эксплуатирует труд «третьего мира», вывозя промышленное производство в регионы с дешёвой рабочей силой. Но давайте задумаемся: а почему вдруг архитекторы Нового Мирового Порядка, все эти господа из римских и бильденбергских клубов, начали упорно внедрять по всему миру программы контроля над рождаемостью? Что-то здесь не сходится. Если их сверхдоходы основаны на эксплуатации труда народов «третьего мира», то эти суперкапиталисты должны были быть заинтересованы как раз наоборот в увеличении эксплуатируемых трудовых ресурсов! Но они заинтересованы в обратном: в том, чтобы население «третьего мира» сократилось до минимума, оставив им все природные ресурсы своих стран. Из этого следует, что, хотя «золотой миллиард» и эксплуатирует труд «третьего мира», но эта эксплуатация не является для него жизненно необходимой. Исчезни вдруг в одночасье население «третьего мира» – и социальная структура оставшегося на Земле «золотого миллиарда» изменится не намного.

Откат обратно в индустриальное общество будет, во-первых, далеко не полным, а во-вторых – временным. Потому, что главный и основной источник социальной структуры этого общества – уровень развития его производительных сил, а не эксплуатация труда остального человечества. Если же «золотой миллиард» стремится держать остальное человечество в нищете, то не потому, что так безжалостно эксплуатирует его труд, а потому, что стремится присвоить себе невосполнимые природные ресурсы всей планеты и не допустить конкуренции в потреблении этих ресурсов. Ресурсы стремительно истощаются. На поддержание уровня потребления одного «золотого миллиарда» – и то уже не хватает. А на шесть «золотых миллиардов» — точно не хватит».

Понятно, что до таких апокалиптических сценариев – относительно далеко. Пока еще роботы не столь развиты, чтобы заменить собой «привычное» нам промышленное производство. Оно пока еще нужно капиталу, и на это указывает успех Трампа, который представляет именно реальную индустрию в противовес финансовым спекулянтам, и хочет вернуть «старое-доброе» индустриальное производство в Америку.

Но тенденции это не меняет!

Мир капитализма неизбежно идет к виртуализации, в которой существует одна реальность, где человек человеку волк и товар, а о чем-либо Святом, кроме «святыни» денег говорить нельзя.

Это фактически – концлагерь. А не «рай на земле». Сначала концлагерь для всего, что за пределами «золотого миллиарда», а потом – концлагерь и на территории «золотого миллиарда», ибо капитализм подобно пораженному раковой опухолью организма, который съедает сам себя.

Из этой ситуации есть выход, и этот выход, конечно же, — социализм, то есть общественный строй, при котором прибавочная стоимость направляется на развитие всего общества, а не его «раковых клеток».

В условиях быстрого развития информационных технологий и информационного пространства именно революционное обобществление соответствующих средств производства производительных сил и их продуктов может в корне изменить ситуацию.

Строев пишет: «та страна, которая, имея достаточные средства стратегического сдерживания (ядерное оружие и современные средства его доставки и защиты), сегодня грамотно и эффективно провела бы радикальную реформу принципов «авторского права» и «интеллектуальной собственности», почти автоматически стала бы лидером мирового развития. Хотя бы просто потому, что сняла бы основной существующий на сегодня барьер свободному развитию знания, превращающегося в основную и непосредственную производственную силу <…> Капиталистические производственные отношения пришли в противоречие с уровнем производительных сил. Пересмотр принципов авторского права и интеллектуальной собственности имеет ключевое значение для перехода к новым отношениям и прорыва к мировому лидерству».

Любопытно, что в статье Олега Матвейчева, с который мы начали эту заметку, есть такой фрагмент: «Например, в Facebook при рыночной капитализации в $370 млрд. работают только 14 тысяч человек, и первоначальные инвестиции в компанию были не так уж велики. «Причина этого заключается в одном исключительном экономическом свойстве технологий — если вам удалось создать одну копию программного продукта, остальные несколько миллионов копий не будут стоить вам ничего», — говорит Тернер»

«Вам» — в данном случае означает владельца компании капиталиста Цукерберга, который контролирует эти копии. А если бы ресурсы миллиардов людей не уходили в виде прибавочной стоимости в карманы цукербергов, а направлялись бы на развитие трудящихся? То же самое касается и, например, Microsoft.

Конечно, социалистическая революция невозможна без отрыва людей от болезненных удовольствий, насаждаемых в рамках культа потребления и выстраивания духовных приоритетов.

Но это – отдельный разговор, здесь же подчеркнём, что без обобществления постиндустриальных технологий, включая информационные технологии и информационную среду, невозможно избавить и Россию, все человечество от страшной опасности нового рабовладельческого строя и глобального геноцида, к которым капитал идет в рамках попыток в свою пользу решить новые противоречия, возникшие на уровне самого «базиса».

Редакция радиостанции «Радиогазета Слово»

Читайте также

Теги: , , , ,

Лавка «Cлово»

Хочу в СССР-2