Архив Тегов:Борьба

Максим Лагутин, Алексей Богачев: Российская экспансия в Средней Азии XIX столетия

В контексте глобального противостояния XXI века …

Вступление

Беловежские соглашения нанесли нашей стране серьезнейший урон. Повлекший за собой  страшные потери распад Советского Союза отбросил Россию на много лет назад.

Однако потери понесли не только народы России, но и все страны постсоветского пространства, включая Центральную (Среднюю) Азию.

За более чем двадцатилетнюю историю существования порознь бывшие республики СССР накопили в себе мощнейший потенциал для евразийской ре-интеграции, для нового строительства общего дома.

Такое строительство начинается сегодня, и для оптимального его ведения нам необходимо обратиться с историческим корням формирования СССР (России от Балтийского моря до Тихого океана), а это подразумевает и изучение процесса включения территории Центральной Азии к Российской империи в XIXвеке. Данной теме посвящена настоящая статья.

I. Геополитические особенности расположения Центральной Азии

С геополитической точки зрения территориальное и географическое расположение Центральной Азии имеет для России ключевое значение. В сборнике «Международные отношения в Центральной Азии: события и документы» (Аспект Пресс Москва, 2011) под ред. доктора политических наук А. Богатурова об этом говорится вполне определенно: «…Центральноазиатский регион выделяется естественно-географическим, геополитическим и культурно-историческим своеобразием. Его окраинные зоны соприкасаются с конфликтными регионами — Средним и Ближним Востоком, Южной и Восточной Азией. На севере Центральная Азия образует «пояс приграничья»  России: ее северокавказских, нижневолжских, уральских и сибирских земель. С Востока регион примыкает к Китаю, западные регионы которого относятся к той же геополитической платформе, что и Центральная Азия. То же справедливо и для Северного Афганистана…»

Поэтому совершенно понятно, что бурно развивающаяся капиталистическая Россия XIXвека, переживающая рост промышленного производства и расширение внешней торговли и активно ищущая новые рынки сбыта, а также источники сырья, начала экспансию в среднеазиатский регион: «.. Центральная Азия рассматривалась в России не только как сфера непосредственного приложения российского капитала, но и как важная транзитная территория для расширения торговли с другими странами Востока  — с Персией, Индией и Китаем. Таким образом, в интересах России было укрепление своего экономического влияния в Центральной Азии и обеспечение безопасного коммерческого транзита через территорию региона, чего можно было достичь только в условиях активности государственной политики в отношении центральноазиатских ханств» (сборник «Центральная Азия в составе Российской Империи», Новое литературное обозрение , 2008).

Значимость Центральной Азии для капиталистической России  стала особенно высокой  после поражения Империи в Крымской войне — активностью на азиатском направлении русские восполняли понесенные потери и заставляли англичан идти на уступки в европейских делах.

Мощная сухопутная армия России неуклонно продвигалась по пространствам Азии, приближаясь к границам индийских колониальных владений Великобритании и воплощая тем самым в жизнь «ночной кошмар» Англии (в результате России удалось достаточно быстро восстановить свое влияние на мировую политику; данный опыт высоко актуален и в современных условиях).

В статье «Национальная безопасность России в контексте национальной политики КПРФ» мы писали : «Ядром культурно-цивилизационного многообразия на постсоветском пространстве вновь должна стать русская культура, русская советская цивилизация, к которой притягивается иные культурно-исторические «топосы» народов Евразийского союза.

Отсюда очевидно следует и понимание приоритетов геополитического преобладания России на постсоветском пространстве, так как стабильность и безопасность любого государства зависит от его географического положения, транспортно-коммуникационных систем, социально-экономической и промышленной инфраструктуры, источников природных ресурсов соответствующего региона и  преобладающих на его территории информационных технологий. ля патриотов России ясно, что основным геополитическим приоритетом России является дальнейшее укрепление стратегического альянса Москва-Минск-Астана и усиление российского влияния на Украину (особенно ее восточные регионы и Крым), причем как в плане военного союза, так и восстановления и развития производственно-промышленных связей.

Восстановление цепочек производственной кооперации предприятий РФ и стран Евразийского и Таможенного Союзов позволит России усилить свои экономические, научные и промышленные позиции и на постсоветском пространстве, и в мире, в целом.

Отдельно для нас важен  Казахстан, так как он является гигантским резервуаром углеводородного сырья и служит крупной транспортно-транзитной зоной, соединяющей Россию с Центральной Азией (Туркменией, Таджикистаном, Узбекистаном, Киргизией) и своим основным партнером по Шанхайскому соглашению — Китаем. Каждая из республик Центральной Азии важна по своему значима для России. Так Таджикистан — это ее военный форпост, аналогичную функцию выполняет Киргизия с российской военной базой в Канте, а Туркмения сотрудничает с нами в области продажи природных ресурсов. … Соответственно, активная работа России в Центральной Азии и на Южном Кавказе, работа, в которой важнейшая роль принадлежит КПРФ и союзникам партии, позволит выстроить правильные геополитические альянсы, замыкающиеся на Китай, Иран и Индию в противовес американо-турецкому влиянию».

(http://www.rulad.ru/novosti/m-m-lagutin-a-m-bogachev-natsional-naya-bezopasnost-rossii-v-kontekste-natsional-noj-politiki-kprf.html ).

Итак, и в XIXи в XXIвеках перед Россией на центральноазиатском направлении стоят по сути, одни и те же задачи, включающие в себя необходимость «сосредоточения», получения новых ресурсов и противодействия англосаксонской экспансии. Как же данные задачи решались нашими предками в относительно недавнем прошлом?

II. «Большая игра» России и Великобритании в Центральной Азии XIXвека»

В XIXвеке между Россией и Британской империей развернулась так называемая «большая игра» за контроль над территорией Центральной Азии.

Население данного региона в те времена делилось на оседлые  (таджики, узбеки, сарты, уйгуры) и кочевые (крикизы, туркмены, казахи, кипчаки) народы.

Оседлые народы занимались возделыванием хлопка и пшеницы, а также шелководством и виноградарством, кочевники де разводили крупный и мелкий скот.

В городах Центральной Азии развивалось производство шелка, хлопчатобумажных тканей, кожи, обуви, холодного оружия. Однако в целом экономика стран Центральной Азии характеризовалась отсталостью, то есть отсутствием серьезной промышленной базы и, соответственно, массового товарного производства. Поэтому регион зависел от транзитной торговли товарами, произведенными в европейских странах, России и Китае.

Такой транзит обеспечивали три основных государственных образования: Кокандское и Хивиское ханства и Бухарский эмират, слабые как в экономическом, так и  и военном отношении и постоянно враждующие между собой.

После отмены крепостного права в 1961 году Россия, где происходило активное развитие промышленности, начала быстро расширять торговлю с государствами Центральной Азии. Так, например, в 60-х годах XIX века стабильное развитие российской текстильной промышленности могло быть обеспечено только за счет экспансии в Центральную Азию (ведь, скажем, импорт  американского хлопка было нерегулярным, зависимость от него означала слишком большие риски, а вот поставки хлопка из Средней Азии обещали быть стабильными и бесперебойными).

Итак, первый этап проникновения России в Центральную Азию опирался, прежде всего, на промышленные и торгово-экономические факторы, чья значимость возрастала вследствие потребности нашей державы в восстановлении после серьезного военного поражения.

Кроме того, в «противоход» российскому продвижению в центральноазиатское пространство шла мощная экспансия британского империализма.

В 30-х года XIX века Англия установила полный контроль над Индией и начала проникать в Среднюю Азию: Афганистан, Персию (Иран), Бухару, Коканду, Хиву.

В работе «Действительно спорный пункт в Турции» Ф.Энгельс писал: «…Можно смело сказать, что до афганской войны и до завоевания Синда и Пенджаба английская торговля с внутренней Азией практически равнялась нулю. Теперь дело обстоит иначе. Острая необходимость беспрерывного расширения — этот fatum, который, словно привидение, преследует современную Англию.. эта неумолимая необходимость принуждает английскую торговлю наступать на внутреннюю Азию одновременно с двух сторон: с Инда и с Черного моря» (Маркс К, Энгельс Ф., Соч. Т.9, изд. 2).

Контроль Центральной Азии со стороны Великобритании стал бы шагом у удушению и колонизации России (так же как сейчас контроль НАТО над бывшими азиатскими республиками СССР означает окончательную утрату суверенитета России и ее распад).

Известный историк, специалист по востоковедению Е. Глушенко в своей книге «Россия в СреднейАзии. Завоевания и Преобразования» ((Москва, издательство ЗАО «Центрополиграф — 2010) следующим образом описывает английское проникновение в Центральную Азию: «К 1816 году Великобритани и удалось вытеснить Россию с афганского рынка, в 1929 г. она добилась резкого ослабления российского влияния в Персии, Индия была потеряна для России окончательно, наступил черед ханств в Средней Азии. Английские эмиссары стремились воздействовать прежде всего на умы правителей ханств, используя большой арсенал средств и доводов. Делались попытки создать на восточном побережье Каспийского моря британские опорные пункты. Такие же пункты предполагалось основать в верховьях Амударьи и Сырдарьи. Ханов упорно настраивали против России, требовали от них пропустить через их территории англо-афганские отряды, которые могли бы атаковать русские укрепления. Ханов подкупали, навязывали им своих или турецких военных инструкторов, поставляли оружие».

Популярный публицист того времени В. Каменский в  1859 году выпустил статью «Англия — страшный противник России в торговле и промышленности», опубликованную в журнале «Вестник промышленности». В данной статье Каменский подробнейшим образом описывал способы применения британского ценового демпинга в Средней Азии. Продавая свои товары по заниженным ценам англичане вытесняли русскую торговлю и, затем, резко поднимали цены, пользуясь установленной монополией.

Специалист по Центральной Азии советский историк Ю. Соколов в работе «Ташкент, ташкентцы и Россия» (Ташкент, изд. «Узбекистан», 1965) приводит интересные данные: «Одним из первых британских агентов в Средней Азии появляется Мир Издет Улла. В 1812-1813 он проехал по Ферганской долине и Бухарскому эмирату. В 1823 году появляется Муркфорт В Бухаре и в 1926 г. в Афганистане. Далее, Бухару трижды посещает Бернс в 1831 года; потом Гинникбергер в 1832 г. начинает работать в Афганистане и Бухаре. Другие агенты Вейберг, Конноли, Соддарт, Аббат, вольф с 1838-1844 г.г. пытаются окучивать Хиву, Бухару, Коканд. Действия выше обозначенных британских резидентов были направлены на подрыв русского влияния в государствах Средней Азии того времени. Русские политики , военные, предприниматели осознавали всю серьезность положения в регионе. Они видели, какой масштаб угроз российским государственным интересам в Средней Азии несла английская  политическая, военная и торговая экспансионистская политика».

Таким образом, национально-государственные интересы России требовали сверхусилий по центроазиатском направлении.

III. Русское наступление

В XIXвеке центром российского проникновения на территории ханств Средней Азии  являлся Оренбург.

В 1851 году губернатором Оренбурга был назначен горячий сторонник наступательной политики в Центральной Азии  генерал Перовский. И уже в 1853 году пего указанию отряд полковника И. Бларамберга овладел кокандской крепостью Ак-Мечеть на Сырдарье. На ее месте был основан форт Перовск (ныне Кзыл-Орда).

В это же время Россия активизировала свои действия и на восточном направлении экспансии.

В 1854 году на реке Алматы было заложено укрепление Верный (ныне город Алма-Ата).

В период 1855-1859 г. Петербург отправляет русские военно-научные экспедиции в район города Иссык-Куль и в горы Тянь-Шань. В результате в России были присоединены значительная часть земель казахов Старшего жуза и северных киргизов.

Однако затем наступила определенная пауза, в ходе которой центральное российское правительство демонстрировало нерешительность и отвергало предложения сторонников закрепления успеха (таких как новый оренбургских губернатор, продолжатель дела Перовского В. Катенин, который предлагал объединить Сибирскую и Сырдарьинскую укрепленные линии, создать две Каспийские флотилии и атаковать кокандинские крепости Джулек, Ташкент и Ян-Курган, а также установить экономическую блокаду Бухары с последующим ее захватом). Вообще на период 1861-1863 г. в окружении Александра IIвозникли споры о целесообразности активной экспансии России на Центиральноазиатском направлении. Друг другу оппонировали, прежде всего, Военное министерство, с одной стороны, и Министерства иностранных дел и финансов, с другой.

Уже упомянутый нами историк Е.Глущенко так описывает данный исторический этап: «В течение 1861-1863 гг. в околоправительственных кругах при постоянном понуждении со стороны менявшихся Оренбургского и Сибирского генерал-губернаторов обсуждался вопрос о наступлении в глубь Среднеазиатского региона. В 1861 г. военным министром был назначен Д.А. Милютин. В отличие от своего предшественника Сухозанета, Милютин был энергичным человеком, к тому же хорошо знавшим нужды развивающейся промышленности России. При Милютине Военное министерство более настойчиво проводило собственную линию в решении государственных дел. Военные круги все более склонялись к завоеванию среднеазиатских ханств, тогда как Министерство иностранных дел предпочитало добиваться предоставления Российской империи политических и экономических привилегий в регионе при помощи дипломатических переговоров. А военные уже нацелились на Туркестан и Ташкент. Готовясь к наступательным действиям, российское правительство учитывало внутреннюю обстановку в Кокандском ханстве, где обострялась межфеодальная и межплеменная борьба. Возмущенные новым налогообложением кочевники-казахи осадили Ташкент, в Ферганской долине восстало племя кипчаков. Хан Худояр был вынужден бежать в Маргилан» (Москва, издательство ЗАО «Центрополиграф — 2010 ).

В 1862-1863 г. Александр II принял сторону своих решительных советников: медлить было нельзя, Англия начала операцию по взятию под свой контроль Амударьи, открыв там судоходство.

Начиная с 1864 года Россия, преодолев пагубную нерешительность и  проявив политическую волю, (столь необходимую и дефицитную в наше время) начала мощную, организованную, скоординированную экспансию в Центральную Азию.

Достаточно быстро русская армия вышла на рубеж Сузак-Аулке-Ата, после чего под контроль были взяты  Ташкент и Туркестан.

В 1864 году русское правительство основало Туркестнансую область, которая, после присоединения к ней территорий, составлявших значительную часть Бухарского ханства, была переименована в Туркенстансткое генерал-губернаторство.

В 1868 году Туркестанский генерал-губернатор фон Кауфан заключил договор о дружбе и сотрудничестве в кокандским ханом Худаяром (Россия получала по этому договору различные торговые преференции),  а в 1873 году Хивинский хан Мухаммед Рахим IIпосле серии военных поражений  признал протекторат России над Хивой и согласился выплатить России контрибуцию в размере 22000000рублей.

В последующие годы русская армия железной рукой подавила серию про-английский мятежей и заняла Коканд. Кокандское ханство было упразднено, а вместо него образована  Ферганская область. Ее губернатором был назначен назначен знаменитый генерал М. Скобелев, который двинул подчиненные ему войска в Алайскую долину и подчинили ее России. После этого он возглавил поход против подстрекаемых Великобританией туремен-текинцев, взял крепость Геок-Тепе и селение Асхабад (нынешний Ашхабад).

Так Россия установила практически полный контроль над большей частью Центральной Азии (за исключением Памирского направления) буквально вышвырнув оттуда англичан, и вышла к границам Персии (с которой заключила конвенцию о разграничении интересов).

Так были созданы условия для  развития различных сфер российской экономики, включая развитие  ряд государственных монополий, которые, согласно определению В.И. Ленина, являлись важнейшим  экономическим фактором строительства социализма.

Так были созданы условия для проникновения в страны Центральной Азии русской культуры, что стало предпосылкой для принятия и установления в ней советской власти, которую несли, прежде всего, русские коммунисты, нес русский пролетариат.

Так были созданы предпосылки для мирного развития народов Центральной Азии, которых русское государство не эксплуатировало, но, напротив, давало возможности для  развития внутри империи (насколько это было возможно в капиталистическом мире), что в корне отличалось от колониальной политики Британской империи.

IV. «Большая игра» и «мягкая сила» в XXI веке

Очевидно, что сегодня, в период попыток начать процесс реи-интеграции на постсоветском пространстве нам следует учитывать опыт XIXстолетия, ведь так же, как и полторы сотни лет назад, англосаксы пытаются захватить Центральную Азию, и если Россия не предпримет быстрые, жесткие и масштабные контрмеры, ситуация может закончится катастрофой.

Конечно, сегодня военный вариант решения политически вопросов на повестке дня не стоит.

Да и современные войны — это ,войны, прежде всего,  информационные и смысловые сетецентрические войны, войны «мягкой силы».

И в этих войн у нас есть мощнейший козырь  — память нескольких  поколений жителей Центральной Азии об умной, благородной и справедливой русской, советской власти (а они не разделают русское и советское).

Поэтому Россия может и должна начать новую экспансию в Центральную Азию, распространяя среди населения ее республик образы русской советской культуры, общего прошлого и будущего. Это — форма современной войны, войны, которая активно ведется нашим противником, войны, в которой важнейшую, первоочередную роль могут и должны играть КПРФ (СКП-КПСС) и ВСД «Русский лад».

Одновременно следует  оказывать давление на власти этих республик, используя и элементы принуждения (введение виз для граждан стран, не входящих в Евразийский и Таможенный Союзы).

Кроме того, говоря о «мягкой силе», необходимо понимать, что соперники России, стараясь оторвать от нее Центральную Азию, максимально активно создают негативный образ выходцев из данного региона.

Это тем более легко, что Россия действительно задыхается от нелегальной миграции, а среди мигрантов — огромное количество таджиков, киргизов, узбеков…  Многие из них выпали из русской советской культуры, одичали…

Однако нужно осознавать, что их нельзя смешивать с внешними мигрантами из того же Азербайджана, являющимися главной питательной почвой для «иностранной» этнической преступности  и живущими достаточно хорошо за счет контроля над целыми областями российской экономики, а также в внутренности мигрантами с Северного Кавказа (также имеющими сравнительно высокий уровень жизни (даже без учета гигантских дотаций, идущих в соответствующие республики)).

А именно такое смешение предлагают нам манипуляторы сознанием. Смешение, ведущие к тому, что находящиеся в действительно рабском состоянии, действительно нуждающиеся в помощи и достаточно близкие к русской советской культуре трудящиеся мигранты из Центральной Азии начинают восприниматься как одно целое с «держащими» овоще- и нефтебазы диаспорами тех же азербайджанцев, а также выходцев с Северного Кавказа.

С помощью данной подменой решаются две задачи: а) разжигается ненависть к жителям Центральной Азии, которая начинает ассоциироваться с худшим, что есть на  Кавказе и б) представители этно-преступности, фактически эксплуатирующие коренное население Центральной России (и тех же мигрантов-киргизов), получают статус «несчастных рабов», которых над защищать, воплощая в жизнь идеалы дружбы народов.

Углубление этого процесса ведет к выигрышной для США и их союзников ситуации.

Поэтому для нас крайне важным является понимание психологических особенностей представителей различных различных культур Средней Азии, понимание, которое позволит и более эффективно применять «мягкую силу» в соответствующих регионах и в среде мигрантов, и более оптимально подавать их образ населению России.

В этом контексте интересным является результаты диссертационного исследования исследование Смирновой С.В. на тему «Психологические особенности трудовой адаптации мигрантов из стран Средней Азии в современных условиях в Российской Федерации».(http://rud.exdat.com/docs/index-769236.html ), которая изучала психологические характеристики различных групп мигрантов (таджиков, узбеков, киргизов и т. д.)

В частности, Смирнова отмечает: «Результаты статистических расчетов позволяют утверждать, что различия между группами достоверны и участники могут считаться принадлежащими к разным выборкам.<…> На втором этапе констатирующего эксперимента были изучены психологические особенности мигрантов разных этнических групп. Выборка испытуемых составила 106 человек. В их число вошли мигранты из республик Таджикистан, Узбекистан и Киргизия.

По результатам исследования самооценки мигрантов выявлено, что у 43,3% мигрантов из Узбекистана, 25% мигрантов из Киргизии и 18,7% мигрантов из Таджикистана прослеживаются низкие показатели «личностной тревожности». Для данной группы лиц свойственно эмоциональная стабильность и умение противостоять стрессовым ситуациям. При этом, показатель «личностной тревожности» чаще встречается у мигрантов из Киргизии (h = 0,034; r<0,05). <…> Исходя из полученных результатов исследования адаптационного потенциала личности, можно предположить, что среди исследуемых групп мигрантов, более высоким уровнем личностного адаптационного потенциала обладают мигранты из Киргизии. Статистические достоверные различия отмечаются в показателе «моральной нормативности», который чаще встречается у мигрантов из Киргизии (h = 0,006; r<0,05). Мигранты из Киргизии более социализированы в российском обществе. Киргизы в отличие от представителей других среднеазиатских национальностей, как правило, обладают опытом широкого межнационального общения, поэтому быстрее адаптируются в многонациональных коллективах».

Статистически значимые выводы Смирновой подтверждаются и непосредственным наблюдением за поведением различных групп мигрантов, работающих, например, на стройке.  В самом деле, выходцы из Киргизии, как правило, существенно более дружелюбны, нежели выходцы из Таджикистана, в то время как и те, и другие гораздо более дружелюбны нежели мигранты — представители узбекской культуры.

Эти данные подтверждаются и официальными криминальными сводками: «По данным ГУ МВД Петербурга и Ленинградской области, обнародованным осенью прошлого года, в 2010 году в городе было зарегистрировано 67 изнасилований, 34 из которых совершили мигранты. Учитывая, что большую часть оставшихся не раскрыли, можно сказать, что почти все раскрытые половые преступления на совести приезжих. Пальма первенства по количеству изнасилований принадлежит выходцам из Узбекистана. Они за три года совершили 31 такое преступление. За ними идут таджики с 15 изнасилованиями. Узбеки уверенно занимают первое место и по другим преступлениям против личности. Из 143 убийств, совершенных иностранцами за три года (а совершают они практически каждое десятое), 64, то есть почти половина, приходятся на граждан Узбекистана. Еще 22 совершены приезжими из Таджикистана, 6 — украинцами и по 4 — молдаванами и азербайджанцами. Из 123 случаев причинения иностранцами тяжких телесных повреждений, 53 на совести узбеков, 16 — таджиков, 6 — украинцев, 4 — азербайджанцев, 3 — киргизов» (http://www.dp.ru/a/2012/01/11/Potomki_Tamerlana_nasiluju/ ). .

При этом, «…азербайджанская и таджикская диаспоры не сильно отличаются по численности от узбекской, но их представители совершают гораздо меньше насильственных преступлений. Азербайджанцы, как считает Костюковский [известный криминолог, прим. автора], реже попадают в криминальную хронику, потому что в их среде широко развита организованная преступность. «На протяжении длительного времени они имеют здесь устойчивые ОПГ. Зачем им светиться? Зачем совершать какие-то громкие убийства? Они занимаются здесь вымогательствами, организованной преступностью», — подчеркнул он (http://www.dp.ru/a/2012/01/11/Potomki_Tamerlana_nasiluju/ ).

В данном контексте достаточно интересны результаты дипломного исследования Алиевой Г.С на тему «Исследование культурно-ценностных ориентаций и адаптации личности к новой социокультурной среде на примере представителей русской, еврейской  и азербайджанской этнических групп» ,  (с азербайджанской стороны исследовались мигранты). В частности, Алиева выяснила следующее: «Проранжировав представителей иной этнической группы и отмечая степень приемлемости их для себя лично только по одному из семи предложенных критериев:

1. принятие как близких родственник посредством брака

2. принятие как личных друзей

3. как соседей, проживающих на моей улице

4.как коллег по работе

5.как граждан моей страны

6.принятие только как туристов в моей стране

7.предпочел бы не видеть их в моей стране,

наши респонденты продемонстрировали следующие результаты: русские и евреи готовы принять представителей азербайджанского этноса как  личных друзей, соседей и граждан страны (именно в этих пунктах здесь имеются наибольшие показатели), тогда как азербайджанцы принимают русских и евреев преимущественно как туристов и граждан своей страны. Что примечательно, ни один из шестидесяти респондентов не принимает представителя иной нации как близкого родственника  посредством брака, а в азербайджанской этнической группе наблюдаются два случая, когда выбирается ответ 7 — «предпочел бы не видеть их в своей стране».

По нашему мнению, такие принципиально  разные показатели во всех трех группах, вероятно, обусловлены объективными  условиями проживания в чужой этносреде, о чем было сказано выше» (http://do.gendocs.ru/docs/index-17280.html?page=3 ).

Вышесказанное лишний раз показывает острую необходимость решительных, масштабных действий по ре-интеграции Центральной Азии (и других стран постсоветского пространства) в экономическое, культурное, психологическое пространство России с учетом опыта XIXвека и  использованием современных технологий «мягкой силы», подразумевающей понимание   как отличий внутри различных культурных групп среднеазиатского региона, так и дифференциальных характеристик  мигрантов  из Центральной Азии и, например, Кавказа, а, кроме того, различий между жителями соответствующих регионов.

Без таких действий и без такого понимания мы окончательно проиграем в современной «большой игре».

А проиграть мы не имеем права.

Теги: , , ,

Алексей Богачев: В мире, где властвует Золотой телец, людей "сокращают" (видео)

В мире, где властвует Золотой телец, людей "сокращают" (видео)

 

Теги: , , , , , , , ,

Игорь Друзь: "О «криптобандеровцах» и русских журналистах"

Русские журналисты из Донбасса и оккупированной Украины сами рубят сук, на котором сидят. Раздувая миф о том, что на Украине чуть ли не все — "криптобандеровцы", они помогают обосновать позицию о невмешательстве в дела режима Порошенко.

В самом деле: раз там все такие гады, то не надо и отодвигать разграничительную линию. Следовательно, ВСУ будут продолжать обстрелы Донецка и Луганска, и сами донбасовцы этому помогут. А русский актив Киева, Одессы, Харькова будет и дальше находится под угрозой ареста, или убийства. На самом деле сама постановка вопроса у Стешина носит идиотский характер. Как если бы в период ВОВ было бы заявлено: в Гомелькой области народ вел себя хорошо, пошел в партизаны. Потому ее мы будем освобождать, а в Минске терпел немцев, потому мы Минска освобождать не будем. Все это чушь. Это наша земля, потому ее надо освободить. Тем более, если мы ее не освободим, то враг использует эти ресурсы против нас. И базы НАТО будут стоять в Харьковской области.

И хватит молиться на пресловутое "общественное мнение" начхать: в оккупации большая часть людей ведет себя плохо, пытаясь выжить. Мы зайдем, и они будут думать по — другому.Тем более, что большинство Украины бандеровцами точно не являются. По всем соцопросам большинство Украины — за нормализацию отношений с РФ, против войны. И Бандера им — не герой. Они думают, как выжить.

Комментарий насчет поляков

Многие наши порадовались, что поляки несколько осадили бандеровцев. "С бандерой украина в Европу не войдёт" — сказал Качинский. Это хорошо, что такое сказано, но ничего существенно меняться не будет в этом антирусском блоке европейского удава и проглоченной им Украины.

Конечно, Украина никогда не войдет в Европу в качестве члена ЕС, ни с Бандерой, ни без оного, и не имела на это шансов вообще никаких. Ее еще десятки лет назад назначили быть плацдармом против России, зоной войны. Для этого именно руководство Евросоюза и профинансировало пропаганду бандеровской идеологии на Украине. Внутрироссийская пропаганда часто внушает нам мыслишку, что с Европой мы можем договорится, да чуть ли и не подружиться. Не можем. Руководство ЕС, как и США, хочет сноса России, для чего, среди прочего, активно использует Украину. Качинский это прекрасно знает, но внутриполитическая ситуация в Польше вынуждает его делать эти странные заявления. Однако они ничего не изменят: Евросоюз и далее будет способствовать пропаганде бандеровщины на Укре, изредка "для объективности" возмущаясь наиболее жуткими ее проявлениями. Чем дольше будет стоять бандеровский режим, тем больше людей под его гнетом сойдет с ума от пропаганды укронацизма.
А Брюссель этому поможет.

О тех, кто тронулся головой от укро-пропаганды

На Укре действительно есть хоть и не большинство, но немало людей, которые сошли с ума на почве западного выбора и укро-национализма (здесь веду речь именно о простых людях, проявивших свою глупость какими-то высказываниями, а не о военных преступниках ВСУ, тербатах, платных пропагандистах-предателях — их надо наказать очень сурово). Однако простые обыватели просто доверяли государству, надеялись, что оно говорит правду, а оно их обмануло. И многие из тех, кто финансировал и разрешал такую национал-либеральную пропаганду, а это, например, пропагандировавший "эуропейский выбор" Янукович со товарищи, теперь сидят в РФ. Их спасли и не трогают, и они живут и далее по-олигархически. Хотя именно вожди Партии Регионов протащили, например, нацистскую партию "Свобода" в Верховную раду. Забавно, что даже Порошенко предпочел этого не делать)))

Однако журналисты из РФ зато постоянно издеваются над жертвами прозападной пропаганды Януковича, которые остались на Украине. Конечно, их вина тоже есть, но не всякий может устоять под напором телеящика и других СМИ. И не следует забывать, что майданы — это не главная сила переворота, а только оформление измены элит. Напомню, что победители фашистской Германии не судили простых дурней, которые скакали под пропаганду нацистов, а судили главарей и тех, кто был пропагандистом безобразия. Многие из бывших тогда скакунов стали затем самыми активными партийцами ГДР.
Можно не сомневаться, что многие фанаты ТСН тоже быстро стали бы фанатами России-24, если бы случилось освобождение. Ведь это самые внушаемые люди.

Это я не к тому, чтобы сейчас организовать разбирательство над Януковичем и другими "рыгами" — пока не время, не та политситуация, чтобы радовать этим режим Порошенко. Но издеваться над маленькими людьми — жертвами пропаганды и прощать самих пропагандистов… Здесь явное несоответствие и нелогичность…
Просто "обоснование" слива Украины, вот и все…

Игорь Друзь

Теги: , , , , , , , , , , , , ,

Русский вопрос и манипуляции сознанием. Взгляд коммуниста

Русский вопрос и манипуляции сознанием. Взгляд коммуниста.

Современная эпоха – это, как известно, время быстрого развития ноосферы, и, соответственно, психо-информационного развития, а также психо-информационных войн. В настоящей статье речь пойдет об очень важном аспекте психо-информационной войны развернувшейся сегодня в мире вообще, и в России, в частности, — русском вопросе.

Введение

В очень сжатой, емкой форме проблема ставится так: сегодня русская нация вымирает, вследствие того, что подвергается уничтожению, геноциду, и этот процесс надо остановить. Вокруг данного утверждения сломано множество информационных (и не только) копий, нагромождено большое количество психологических «капканов». Поэтому мы нуждаемся в максимальном прояснении ситуации, связанной с постановкой русского вопроса и попытками на него ответить.

О психологической экологии вопроса

Прежде всего, необходимо сразу и четко определить: психически здоровый цивилизованный человек естественным образом рассматривает любого другого человека как безусловную высшую ценность. Это абсолютно нормально. Так нас воспитывали в советское время. Автор этих строк испытывает чувство отвращения к любым попыткам привязать оценивание личности, духовно-нравственных качеств человека к генетическому национальному коду. Ненависть к Иному, к другим – это психическая болезнь и (или) признак душевной омраченности.

Но означает ли это, что нам следует вообще забыть про национальную принадлежность человека? Нужно ли нам вообще говорить о нациях и в частности, о русской нации? Перед тем, как обратиться к научной стороне вопроса, вспомним об одной из наиболее значительных произведений мировой литературы, «Cудьба человека», написанной великим советским писателем М. Шолоховым. Как называет себя главный герой Повести, Андрей Соколов, прошедший через страшные испытания советский человек? Он называет себя русским. Описывая жизнь в концлагере, он говорит: «Били за то, что ты — русский, за то, что на белый свет еще смотришь, за то, что на них, сволочей, работаешь…», а, рассказывая о духовном поединке с комендантом, вспоминает: «… было из его рук и стакан взял, и закуску, но как только услыхал эти слова, — меня будто огнем обожгло! Думаю про себя: "Чтобы я, русский солдат, да стал пить за победу немецкого оружия?! А кое-чего ты не хочешь, герр комендант? Один черт мне умирать, так провались ты пропадом со своей водкой!" (курсив мой А.Б.) Почему же Шолохов вкладывает в уста героя именно слово «русский», ведь, в принципе, с нацистами воевал весь советский народ, а не только русский. Можно ли предположить, что Шолохов, лауреат Нобелевской премии, использовал то или иное слово случайно? Думаю, такое предположение в корне ошибочно. Можно ли предположить, что Шолохов был националистом (а с ним и большинство великих советских писателей)? Такое предположение кощунственно. Тогда почему Шолохов и подавляющее большинство его советских современников делали акцент на слово «русский», не смешивая его со священным для них словом «советский»? Какое внутреннее чувство побуждало их к этому?

Научная сторона вопроса

Речь идет о чувстве принадлежности к своему народу, к своей нации, своему этносу, чувстве, источником которого является важное психическое образование, — этническая (цивилизационная) идентичность. В энциклопедии социологии говорится: «ИДЕНТИЧНОСТЬ ЭТНИЧЕСКАЯ — результат эмоционально-когнитивного процесса осознания этнической принадлежности, отождествление индивидом себя с представителями своего этноса и обособления от других этносов, а также глубоко личностно значимое переживание своей этнической принадлежности. …Являясь одним из важнейших составляющих компонентов социальной идентичности, И.Э. тесно взаимосвязана с другими из них. Такими, как гражданская , конфессиональная, европейская и др. идентичности) (10). Известный казахский ученый Г.Н. Билялова подчеркивает: «Человеку крайне важно ощущать и осознавать свою тождественность семье, роду, народу. Этническая память включает процесс создания, накопления, хранения и трансляции экзистенциальных и культурных ценностей, являясь источником жизнедеятельности как традиционного, так и современного общества» (2). При этом развивающаяся личность естественным образом входит так называемое «этническое поле». «Если вкратце определять понятие этнического поля, то можно трактовать его как динамическое пространство, в котором протекает психическая деятельность этноса как целостной системы и его представителей» при этом… Следующий вопрос, на который необходимо ответить – какое право мы имеем говорить о психической деятельности этноса? … Подход, позволяющий говорить о психической активности именно этноса, на наш взгляд содержится в концепции российской культурно-исторической школы Выготского-Леонтьева-Лурье и ее модификации в американской культурной психологии (Коул, Верч и др). …Практически все психические действия опосредованны культурно — через материальные и идеальные артефакты – продукты человеческой культуры, позволяющие оперировать с внешним миром и, прежде всего, через язык; и социально – через прямое или дистанционное взаимодействие с другими людьми… этнос представляет собой определенную культурную систему» (9). В самом деле, каждый из нас существует в поле взаимодействия с другими людьми, в том числе со значимыми для нас группами людей, которых объединяют определенная картина мира, установки, ценности. «Что представляет собой этнической картины мира, присущая тому или иному народу? Прежде всего очевидно, что — это некоторое связное представление о бытии, присущее членам данного этноса. Это представление выражается через философию, литературу, мифологию (в том числе и современную), идеологию и т.п…» (9). Известный петербургский этнопсихолог (дочь знаменитого историка Льва Лурье) Светлана Лурье утверждает, что каждый этнос «скрепляется» изнутри бессознательными этническим константами: «Этнические константы — бессознательные комплексы, складывающиеся в процессе адаптации человеческого коллектива (этноса) к окружающей природно-социальной среде и выполняющие в этнической культуре роль основных механизмов, ответственных за психологическую адаптацию этноса к окружающей среде. Все бессознательные образы, включенные в систему этнических констант тем или иным образом, определяют характер действия человека в мире. Последний специфичен для каждой этнической культуры. Система этнических констант и является той призмой, сквозь которую человек смотрит на мир. На ее основании формируются адаптационно-деятельностные модели человеческого поведения» (5).

Формирование этнической идентичности, — это сложный процесс развития, начинающийся еще в раннем детстве. Как пишет Стефаненко Т.Г. «…в 6–7 лет ребенок приобретает первые – фрагментарные и несистематичные – знания о своей этнической принадлежности. В этом возрасте наиболее значимыми для него являются семья и непосредственное социальное окружение, а не страна и этническая группа; 2) в 8–9 лет ребенок уже четко идентифицирует себя со своей этнической группой, выдвигает основания идентификации – национальность родителей, место проживания, родной язык. Просыпаются национальные чувства… (см. Piaget, Weil, 1951)» (7). Окончательно же этническая идентичность вызревает в подростковом возрасте, когда формируется полноценная идентичность и появляется самосознание личности. (Можно долго цитировать многих известных и очень разных, подчас противоречащих друг другу ученых, изучавших этническую идентичность в тех или иных ее формах (это и К. Юнг, и З. Фрейд, и Э. Фромм, и Э. Эриксон, и С. Выготский, Л. Гумилев, и М. Захарченко и многие другие.)

Так или иначе, ясно одно: национальная, этническая идентичность представляет собой важное для развития здоровой бессознательной психической структуры и самосознания человека образование. Ощущение принадлежности к своему народу так же важно, как и чувство принадлежности к своей семье, своему роду. Причем здоровая любовь к своей семье подразумевает дружбу с другими семьями, а любовь к своему народу – дружбу с представителями других народов (интернационализм). Стало быть, мы можем прямо сейчас отметить для себя: если некто пытается принизить важность национальной идентичности, то он вольно или невольно противоречит истине и способствует разрушению важнейшей части человеческой личности. Поясним это на примере русского вопроса. Сегодня в России в определенных кругах активно пропагандируется точки зрения, согласно которой глупо и бессмысленно говорить о русских, как о некой общности, имеющей свою идентичность, историю, заслуги… Причем особенно оголтело этот вопрос поднимают некоторые политики.

Политическая сторона вопроса

Получается, что с точки зрения этих политиков фикцией является великая русская цивилизация, ставшая колыбелью первого в мире советского государства, давшая миру великую культуру и славных героев… Получается, что фикцией является величайшая духовная общность, в которой стали подлинно русскими «африканец» Пушкин, «датчанин» Даль, «шотландец» Лермонтов, «грузин» Багратион… В чем же смысл этой цивилизации? Послушаем Светлану Лурье: «Русский <образ себя> (мы-образ) существует как бы в трех ипостасях, но всегда очень связан с образом себя как носителей добра. Эти три ипостаси можно представить следующим образом: хранители возделыватели добра — крестьянская община, созидатели <великих строек> и творцы космических ракет и т. д.; миссионеры-просветители, готовые всегда нести <свет миру>, в чем бы он ни заключался; воины — защитники добра, борцы со <злодеями> и покровители народов, которым зло угрожает. Осознание себя в образе покровителей и защитников очень четкое: <И Божья благодать сошла на Грузию. Она цвела, не опасаяся врагов, под сенью дружеских штыков>. Любые вошедшие в сферу Российской империи или СССР народы, даже завоеванные, считаются освобожденными. … Образ врага у русских ситуативен, он определяется не какими-то неотъемлемо присущими ему чертами, а через постановку себя в оппозицию русским. Враг- это тот, от которого надо защищаться, или, в еще большей мере, тот, от кого надо защищать…» (5).

То есть русская культура, русская цивилизация прививают социализирующимся в ней людям чувство значимости борьбы за великие идеалы, служения Добру, помощи Другому. Это чувство обладает великой объединяющей силой, развивает в людях волю к жизни, созиданию (вспомним великий труд наших предков во времена Владимира Мономаха, Александра Невского, Дмитрия Донского и Сергия Радонежского, Петра Великого, Иосифа Сталина). И пока сохраняется способность испытывать это чувство, русские существуют как нация.

Существует и такой вопрос: почему надо говорить именно «русские», а не «россияне»? Да просто потому, что в России, помимо русской цивилизационной идентичности, есть еще много других этнических идентичностей (чеченская, башкирская, татарская и т.д.), носители которых совсем не желают свою национальную принадлежность. Эти идентичности иные по отношению к русской. Не «лучше» и не «хуже», а другие. И гражданская идентичность, то есть ощущение себя гражданином России, россиянином, не заменяет этническую, цивилизационную идентичность, а дополняет ее. Более того, так как русские являются государствообразующим в России народом, то есть русская культура является цивилизационной основой для единства нашей Родины, русская национальная идентичность представляет собой идейный фундамент для жизни Отечества. Лидер КПРФ Г.А. Зюганов пишет «Самобытность, преемственность, устремленность в будущее, духовность и народность являются основополагающими чертами русской идеи» (4). В этом контексте представляют большой интерес данные исследования этнического самосознания современных московских подростков: «Когнитивные представления московских подростков о национальном характере русских людей как о важнейшей составляющей этнической идентичности представлены следующим списком характеристик и качеств, наиболее часто встречающихся в ответах: 1) русские обладают чувством юмора; 2) они выносливы; 3) патриотичны; 4) гостеприимны; 5) отзывчивы; 6) эмоциональны; 7) дружелюбны; 8) трудолюбивы; 9) общительны; 10) добрые; 11) сильные; 12) доверчивые; 13) гордые; 14) терпеливые; 15) хорошо адаптируются» (1).

О психо-информационной войне

Тогда откуда же берется требование поголовно «уроссиянить» русских? Это и есть прием психо-информационной войны, это и есть средство геноцида русского народа! Кто же ведет этот геноцид и зачем? Сначала ответим на вопрос о том, кому в принципе выгодно исчезновение русской цивилизации. Очевидно, что это выгодно так называемому «золотому миллиарду» и стоящим за ней транснациональным компаниям (ТНК), которым как кость поперек горла стоит русская, социалистическая в своей основе культура, мешающая делать сверхприбыли и психологически раздражающая адептов культа потребления. Как пишет публицист и ученый, член КПРФ С.А. Строев: «…формирование мирового рыночного хозяйства, основанного только на логике извлечения прибыли, фактически завершено, Россия в рамках этого хозяйства оказывается рентабельна практически только в качестве источника сырья. Развитие промышленности и сельского хозяйства с точки зрения логики глобального мирового капитализма рентабельнее в более тёплых и более плодородных регионах. А, поскольку для добычи и транспортировки сырья (включая всю хозяйственную инфраструктуру) требуется приблизительно в 10 раз меньшее количество работников, чем нынешнее население России, то мировая капиталократия в лице своего местного представительства – правительства РФ – осуществляет последовательную целенаправленную политику сокращения населения путём разрушения семьи, программ планирования рождаемости, формирования специфического образа жизни, исключающего деторождение, ликвидации бесплатной медицины и системы социальной поддержки и т.д. То есть демографическая ситуация и тенденции её развития в стране есть продукт целенаправленной политики геноцида, диктуемой объективной логикой и законами мирового рынка» (8).

Спрашивается, каков наиболее эффективный способ разрушения России как государства, защищающего интересы своих граждан различных национальностей, а не интересы «золотого миллиарда» и дельцов и ТНК? Конечно, через разрушение той системы социализации, которая зиждется на русской культуре. Разрушив русское национальную идентичность и русское национальное самосознание, западные бизнесмены получают безвольную массу людей (русский человек никогда не будет жить ради наполнения желудка), большой рынок и власть над богатствами России и ее остающимися жителями (рабами). «Ничего личного, просто бизнес…». Именно поэтому агенты влияния так активно разжигают национализм в национальных республиках России (а ранее разжигали его в республиках Союза), одновременно подавляя русский патриотизм и выталкивая думающих русских людей в подполье, в сферу, где правит ненависть. А потом те же агенты влияния начинают тыкать пальцами и громко кричать: «Смотрите – эти ужасные русские националисты!». Но куда же идти жаждущим служения своей Родине и своему народу, но необразованным, блуждающим в потемках молодым людям, стремящихся стать частью своего народа, интуитивно чувствующих, что «Русские как этническая система вступили в полосу тяжелейшего кризиса идентичности, вплоть до беспрецедентной активизации «негативного образа мы» (5)? К сожалению, многие, очень многие из них попадают под обаяние радикально националистических идей: «К сожалению, когда законные интересы одного народа по поддержанию позитивной этнической идентичности сталкиваются с интересами других народов, социальная конкуренция очень часто перерастает в ситуации межэтнической напряженности» (7).  Попавших под влияние националистических идей ребят надо воспитывать, дать возможность реализовать естественную потребность в национальной идентичности в созидательном русле. На это и направлена Программа Коммунистической Партии России, поставившей перед собой задачу объединить национально-освободительную борьбу и борьбу за социализм. Коммунисты сумели осознать, что колоссальный энергетический потенциал угнетаемого русского народа может быть высвобожден (уже высвобождается) через развитие самосознания у молодых россиян, отождествляющих себя с русской цивилизацией, через прояснение идеи русского социализма. «В борьбе внутриэтнических альтернатив спонтанное самоструктурирование этноса продолжается. Скорее рано, чем поздно должно выкристаллизоваться новое, приемлемое для нынешнего русского общества понимание русской <миссии>» (5). Как же жалко (а где-то и подло) звучат в этом контексте предложения соззать в России «социал-демократическое» общество, то есть общество, глубоко чуждое русской культуре, русским этническим константам.

Как известно, КПРФ поставила перед собой задачу модернизации, привлечения в свои ряды молодежи, потенциально готовой принять социалистические идеалы, развиваться духовно. При этом понятно, что большая часть этой молодежи будет русской, ведь «Сегодня русские составляют не просто большинство, а абсолютное большинство (83 %) жителей России. Подавляющая часть трудящихся, особенно рабочих — причем не только в России, но и в бывших республиках СССР, — а также разоренных и деклассированных элементов сформированы и пополняются именно за счет русских» (4). Каким же именно образом добиться реального омоложения Партии? Естественно, нужно предложить молодым людям нечто, с одной стороны, привлекательное для них и, с другой стороны, соответствующее Программе Партии. Нужно предложить им нечто настоящее, всамделишнее, позволяющее раскрывать горизонты, выходить за пределы себя, за пределы эго, мирка потребления (3). Без возможности духовного развития молодой человек становится психологически неполноценным человеком. Для молодежи идеология еще важнее, чем для зрелого человека. Свидетельствует выдающийся глубинный психолог Э. Эриксон: ««…подростковый ум есть по существу ум моратория — психологической стадии между детством и взрослостью, между моралью, уже усвоенной ребенком, и этикой, которую еще предстоит развить взрослому. Это — идеологический ум, и действительно, именно идеологическая перспектива общества откровенно обращается к тем молодым людям, что …готовы пройти процедуру ратификации, участвуя в ритуалах и принимая символы веры и программы, которые в то же время определяют, что считать злым (порочным), сверхъестественным и враждебным. …» (11). При этом русской идеологии, основанной на русских этнических константах и являющейся по сути социалистической, чужд культ потребления. Сторонники же «социал-демократизации» российского общества фактически предлагают пройти против глубинных психологических, духовных основ абсолютного большинства населения России. Более того, «пятая колонна» делает это в период все усугубляющегося кризиса, обнажающего гнилую сущность, недееспособность капиталистического общества, где царит поклонение наживе, где правит потребительство.

Заключение

Нетрудно понять, что ждет Россию в случае отхода от русской, социалистической цивилизационной идентичности (особенно, повторимся, такой гипотетический отход катастрофичен в момент краха потребительской идентичности). Существующий сейчас в России режим пытается перенять риторику, символы, призывы народной оппозиции, и, одновременно, внедрить  в народные массы ту самую идеологию, которая внушает отвращение большинству граждан России, — русским людям (а также носителям многих других цивилизационных идентичностей России). Более того, адепты «пятой колонны» навешивают на русских патриотов ярлыки «националистов» и даже «наци». Делается это специально, в ходе продолжающейся психо-информационной войны против русской цивилизации и всех народов России. «Цивилизационная война – это война на полное уничтожение. Вспомните, как сторонники и наемники Запада в течение пятнадцати лет обманывали российские народы и уверяли нас, что Запад нам поможет, что мы не самобытная русская цивилизация, а окраинная часть единой западно-европейской цивилизации. Говорили, что патриотизм – это прибежище негодяев. Сейчас своими действиями на Кавказе Запад действительно помог российскому обществу осознать, что глобализация по-американски – это настоящий геноцид других народов и цивилизаций, как осетинского, так и русского. Это фактически либеральный фашизм» (6).

Что ж, накату со стороны врагов России и русской цивилизации мы, русские коммунисты (среди которых находятся представители множества «биологических» национальностей)) можем противопоставить спокойную, искреннюю работу во благо нашей Родины и всех ее народов.

1. Байченко А.А. Этническая идентичность в полиэтнической среде. (деятельностный подход) Диссертация на соискание звания магистра социологии http://iskhakov.narod.ru/diss.html

2. Билялова Г.Н. Этническая память: социокультурные размерности в казахской духовной культуре. — Bilyalova G.N. The ethic Memory: Socio-Cultural Dimensions in Kazakh Spiritual Culture. Доклад http://www.humanities.edu.ru/db/msg/42567

3. Богачев А.М. «Социально-психологическая безопасность российского общества: анализ «сообщений», исходящих из подростковой субкультуры» http://russoc.kprf.org/Doctrina/Bogachev1.htm

4. Зюганов Г.А. «Русский социализм – ответ на русский вопрос». http://russoc.kprf.org/Doctrina/RusVopros3.htm

5. Лурье С. Метаморфозы традиционного сознания http://ethnopsyhology.narod.ru/svlourie/metamorphoses/

6. Никитин В.С. «Русский мир стоит перед рассветом!» http://kprf.ru/rus_soc/59319.html

7. Стефаненко Т.Г. «Этноспсихология», Аспект-Пресс, 2006

8. Строев С.А. «Три составляющие Русского вопроса» http://russoc.kprf.org/Doctrina/RusVopros6.htm

9. Холмогоров Е. Этническое поле и его константы http://www.holmogorov.rossia.org/pole.htm

10. Электронная энциклопедия социологии (http://slovari.yandex.ru/dict/sociology/article/soc/soc-0390.htm

11. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996.

А.М.Богачев, заместитель главного редактора радиоканала "Радиогазета "Слово"

 

Теги: , , , , , , , , , , , , ,