Архив Тегов:Информация

Массовый гипноз именем «управляемого хаоса»


Возвращение к основам русской советской цивилизации – единственный шанс избежать украинского сценария распада государства в России …

В 21 веке нельзя так просто взять и под предлогом абсолютно сфабрикованных причин вторгнуться на территорию другой страны.

Дж. Керри, госсекретарь США

«Центральний штаб «Правого сектору» наказав усім своїм підрозділам провести термінову мобілізацію і озброєння».

Из официального приказа штаба запрещенной в России организации «Правый сектор»

Разворачивающиеся на Украине события заставляют нас вновь и вновь анализировать происходящие там события сквозь призму интересов единого русского, советского мира, подвергающегося агрессии со стороны «западной цивилизации».

Запад, как фабрика иллюзий: «технология уничтожения»

В своей знаменитой книге «Великая шахматная доска» (Москва, изд. Международные отношения, 2012) Збигнев Бжезинский пишет: «Успешное сдерживание Северной Америкой усилий евразийского блока, направленных на установление прочного господства над всей Евразией, причем обе стороны до конца воздерживались от прямого военного столкновения из-за боязни ядерной войны, привело к тому, что исход соперничества был решен невоенными средствами. Политическая жизнеспособность, идеологическая гибкость, динамичность экономики и привлекательность культурных ценностей стали решающими факторами».

Здесь Бжезинский лукавит, используя как раз-таки «мягкую силу» и своего рода непрямой "гипноз" (данный предмет исследования изучен нами в монографии нашей монографии «Мягкая сила, сетеоцентричные войны и национальная безопасность России»).

Подчеркнем: не «культурные силы» США стали привлекательными для жертв психо-информационной войны, а созданные ее акторами системы иллюзий. Что уж говорить, если 2 марта 2014 года госсекретарь Соединенных Штатов Дж. Керри, представляющий страну, вероломно напавшую на мирные народы Югославии, Ирака. Ливии и других государств, заявляет по поводу защиты Россией русских людей от нацистской власти: «В 21 веке нельзя так просто взять и под предлогом абсолютно сфабрикованных причин вторгнуться на территорию другой страны». Чтобы поверить в право Керри говорить это, надо находиться под мощнейшим психозомбирующим воздействием! Но именно в таком состоянии ни находятся большинство населения земного шара (включая граждан России.

Системы глобальных иллюзий, возвышающих США и разрушающих традиционные общества прямыми и непрямыми (например, посредством организации внутренних конфликтов) способами, создавались и создаются специалистами из достаточно большой группы интеллектуальных, «мозговых» центров (типа Rand-корпорации), работающих на Запад.

Деятельность фабрики иллюзий привела к формированию целых «стран-зомби». Как отмечает Бзежинский в контексте своего суггестивного влияния: «Возглавляемая Америкой коалиция в массе своей воспринимала в качестве положительных многие атрибуты американской политической и социальной культуры. Два наиболее важных союзника Америки на западной и восточной периферии Евразийского континента – Германия и Япония – восстановили свои экономики в контексте почти необузданного восхищения всем американским. Америка широко воспринималась как представитель будущего, как общество, заслуживающее восхищения и достойное подражания…. применение Америкой "имперской" власти в значительной мере является результатом превосходящей организации, способности быстро мобилизовать огромные экономические и технологические ресурсы в военных целях, неявной, но значительной культурной притягательности американского образа жизни, динамизма и прирожденного духа соперничества американской социальной и политической элиты».

Как известно, главная теоретическая основа массового кодирования населения, – концепция «мягкой силы» (soft power), – базируется на идеологической доминанте любого актора, ее применяющего, а также на технологиях и механизмах, формирующих ожидания и предпочтения объектов манипуляции.

Эффективность соответствующей манипуляция облегчается особенностями информационного общества, «позвоночник» которого – интернет-сети.

С помощью глобальных сетей и СМИ скрытые от непосредственного наблюдения силы формируют установки масс и общественное мнение непрямым методом, подразумевающим «подмену понятий».

При прямой и циничной агрессии Запада против народов Сербии, Сирии, Ливии термины типа «вторжение» заменялись на слова подобные «миротворческой операции», «оккупация» – «гуманитарной миссией» и т. д.

Алгоритм «подмены понятий» хорошо описан в материале «Технология уничтожения» на официальном сайте ЦК КПРФ. В частности, там говорится: «Джозеф Овертон описал, как совершенно чуждые обществу идеи были подняты из помойного бака общественного презрения, отмыты и, в конце концов, законодательно закреплены. Согласно Окну возможностей Овертона, для каждой идеи или проблемы в обществе существует т.н. окно возможностей. В пределах этого окна идею могут или не могут широко обсуждать, открыто поддерживать, пропагандировать, пытаться закрепить законодательно. Окно двигают, меняя тем самым веер возможностей, от стадии «немыслимое», то есть совершенно чуждое общественной морали, полностью отвергаемое до стадии «актуальная политика», то есть уже широко обсуждённое, принятое массовым сознанием и закреплённое в законах».

Так, например, террористы во время операций по наведению конституционного порядка в Чечне сделались благодаря информационным манипуляций «повстанцами», а российские солдаты – «оккупантами».

Именем «управляемого хаоса»: психо-информационная оккупация Украины

Сейчас провокация масштабного конфликта, ведущего не к сотрудничеству, а к войне цивилизаций, осуществляется Западом на земле Малороссии и территории Западной Украины именно посредством внушения многим и многим гражданам мира и собственно Украины искаженного представления о реальности.

Открытые (!) нацисты-бандеровцы сегодня представляются глобальными СМИ миру в качестве «борцов за свободу», а мирные жители Крыма, Донецка, Луганска, Днепропетровска, Одессы – «боевиками-сепаратистами».

(Отметим, что, если сопоставить данные факты с теми, что «украинский» Крым был до недавнего времени базой для различных организаций радикального ислама, а многие бандеровцы воевали на стороне боевиков Басаева, Дудаева, Масхадова и Умарова, – террористов, наводняющих сегодня землю Сирии, то организация Западом глобального хаоса, который не может наступить, пока существует русский мир, становится очевидной.)

Разрушение русского мира производится «методами изменения индивидуальных и массовых представлений о ситуации. В результате злоупотребления методами виртуализации реальной жизни ослабевает политическое и духовное единство общества» («Государственная информационная политика в условиях информационно-психологической войны» Манойло А.В, Петренко А.И., C Фролов Д.Б., Москва, Горячая линия, Телеком, 2013).

Но все же, как нацисты и убийцы превращаются в «защитников европейских ценностей»? Поговорим подробнее о системе, делающей такое превращение возможным:

Первую позицию в данной системе занимают лица и компании, прогнозирующие, выявляющие и формирующие тенденции глобального развития;

На второй позиции находятся собственно акторы «мягкой силы», то есть «ваятели» образно-смысловых доминант, в которых заинтересованы основные игроки со стороны Запада; другими словами, вторая позиция – это СМИ и другие деятели информации;

Третья позиция – это позиция финансистов, юристов, менеджмента, создателей научных технологий;

Четвертая же позиция занята индустриально-промышленными группами.

Все они входят в структуру, объединенную много-многозначными связями и навязывающую планете самые невероятные, на первый взгляд, шаблоны восприятия реальности.

Вернемся к Украине, где захваченная бандеровцами Верховная Рада отменила закон об уголовной ответственности за отрицание преступлений нацизма.

Напомним, что «12 сентября 1939 года на совещании в поезде Гитлера начальнику военной разведки и контрразведки Канарису поставили задачу: «…заняться подготовкой украинских организаций, работающих с Вами и имеющих те же цели, а именно – уничтожение поляков и евреев»…. ворвавшийся вместе с немецкими передовыми частями во Львов украинский батальон «Нахтигаль» под командованием Романа Шухевича расстрелял более трех тысяч львовян-поляков, в том числе 70 ученых с мировым именем. А в течение недели зверски забил еще около семи тысяч евреев, русских и украинцев…. Страшной, мученической смертью ежедневно умирали тысячи украинцев. Националисты словно с цепи сорвались. Каждое убийство они превращали в изощренную пытку, словно соревнуясь друг перед другом в своем зверстве». О зверствах бандеровцев мы писали в статье «Зло. После сноса памятников Ленину исторически всегда следуют еврейские погромы. Фоторепортаж из 1941-го».

Казалось бы, как можно не то чтобы защищать, а вообще иметь дело с наследниками нацистов?

Однако глобальный Молох сегодня в буквальном смысле проводит через «Окно Овертона» миллиарды людей по всей планете, делая черное белым, ставя все с ног на голову, и, в том числе, реабилитируя нацизм.

Россия: будет ли сделан шаг к исцелению?

Собственно, западные финансовые круги в союзе с так называемыми «неоконами» и неотроцкистами на новом витке спирали и на принципиально новом уровне психо-информационных возможностей пытаются создать новое нацистское, «национал-либеральное» государственное образование, ядовитой иглой вонзающееся в ослабленный русский мир.

Заодно осуществляется попытка дискредитировать подлинный русский патриотизм: под маркой «русских националистов» нам предъявляют «национал-демократов», предлагающих расчленить Россию и братающихся к майдановцами, которые в свою очередь получают полную поддержку российских либералов, кормящийся на западные гранты.

Это, кстати, говорит о том, что выживание России напрямую зависит от реальности формирования правительства народного доверия и разгрома пятой колонны (от либералов до национал-демократов).

Иначе Навальный, Немцов и Демушкин вместе с Ярошем и «Сашко Билым» (Александром Музычко – воевавшим на стороне террористов в Чечне) вскоре появятся на Болотной и Красной площадях. Вот что говорил «повстанец» Ярош в беседе с нацистом Тягнибоком: «Имея ресурс СБУ я, со своими ребятами, в начале, наведу порядок на «кацапщине» (восточные и юго-восточные области Украины – прим. ред.) и в Крыму. Из Севастополя кацапы сами убегут. Заставим землю гореть у них под ногами. Матросню начнем в закутках душить, пару кораблей взорвем. Побегут как миленькие и прихвостней своих с собой прихватят! Задавлю всю нечисть. Параллельно начну «шебуршить» в Воронежской, Белгородской и Курской областях. Подготовим боевые группы из татар и направим их на Кавказ помогать Имарату. Этим может заняться Сашко Музычко. Опыт у него есть. Чечены его уважают» («Теперь у меня столько оружия, что его хватит всем хребты переломать»).

Очевидно, что в России, как и на Украине, народ ненавидит власть олигархов и либералов, эксплуатирующих трудящихся и целенаправленно разрушающих отечественную государственность (одно расчленение РАО «ЕЭС» или попытка приватизации госкорпораций вполне соответствуют понятию национальной измены).

Поэтому антигосударственные силы торопятся реализовать в РФ сценарий «коричнево-оранжевой чумы» по Д. Шарпу и Ст. Манну, описанной в работе В. Корякина «Геополитика третьей волны: трансформация мира в эпоху постмодерна» (Москва, ИГ «Граница», 2013): концентрация в одном месте разрушительных политических сил; усиление деструктивного протеста по всей стране; пропаганда нелегитимности власти, а также максимальной примитивизации «обывательского сознания», которому внушается, что «можно все, если очень хочется» и т.д.

При таком сценарии протест масс, вызванный как классовым угнетением, так и национально-цивилизационным угнетением (прежде всего, геноцидом русского народа) вполне может быть перехвачен антироссийскими и русофобскими силами, выполняющими заказ транснациональных кампаний и наших геополитических противников.

Такой сценарий «хаоса мятежа» (термин В. Корякина) в России нельзя предотвратить без кардинальной смены политического курса, лишающего хаос возможной поддержки «снизу», так как мотивирующая на протест информация в любом случае будет свободно распространяться в сети «Интернет». Как пишет американский военный исследователь Ральф Петерс в своей книге «Постоянный конфликт» (Constant conflict, Parameters: US Army College Quarterly, Summer, 1997): «Оккупация иностранных государств в идеале начинается с фильмов Голливуда и закусочных Макдональдса, после чего прилетают крылатые ракеты фирмы Макдональдс Дуглас».

На Украине справедливое недовольство масс было перехвачено Западом руками нацистов и либералов с помощью неправительственных и некоммерческих организаций (НПО и НКО), расплодившихся там на деньги западных фондов как «грибы после дождя».

Примерно такое же количество активно и агрессивно действующих прозападных НПО и НКО работает и в России, формируя отряды союзных друг другу нацистов (вышеупомянутых национал-демократов) и либералов, которые готовы использовать любые возможности для запуска процесса распада России. Только по официальным данным у в России действуют порядка 654 НПО, разработавшие на деньги западных фондов 350 информационных, образовательных, культурных программ влияния на россиян, принадлежащих к самым разным социальным категориям.

Сотрудники так называемого Центра по прикладному ненасильственному действию и стратегиям (ЦПНДНС) (среди них знакомые нам Мирко Ивкович и Финк Брайан) как известно, приняли участие во вторжении «управляемого хаоса» через разного рода организационные структуры в различные страны, включая Сербию, Украину, Киргизию, Грузию. Этот Центр крайне активно работает и на территории РФ.

А ведь социальное расслоение и социальная несправедливость (плюс коррупция чиновников) в современной России в сочетании с подавлением русских по идентичности россиян не намного отличается от украинской ситуации.

Выводы

Поэтому скрытое инфицирование людей либеральными и нацистскими идейными вирусами при одновременном разрушении традиционных цивилизационных (как русских, так и советских) основ нашего общества на данный момент в России происходит достаточно активно. «Либеральный дождь» продолжает разносить свою заразу. Фактически мы имеем дело со спрутом, «щупальца» которого – множество НПО, «мозг» – информационно-аналитические центры типа Rand-корпорации и частной разведывательной компания STARFOR, а«кровь» – зарубежные фонды (Карнеги, Сороса, Аденауэра и т.п.) Спрут этот подобно метастазирующим раковым клеткам проник в культурное, образовательное, научное пространство России, меняя наши собственные взгляды на историю своей страны, приоритеты ее развития, жизненные ценности…

Борьба с ним посредством лишь точечных действий не может привести к успеху. Необходима решительная и всеобъемлющая смена курса движения России, необходим тот самый левый, левопатриотической поворот, о котором говорит Г.А. Зюганов.

Только при реальной, полноценной работе правительства народного доверия на основе Программы КПРФ, включая как обязательное условие защиту традиционных ценностей нашей цивилизации, либеральные паразиты («пiдроздiлы») будут вычищены из государственного и общественного организма России, и наша держава в полной мере окрепнет.

М.М. Лагутин,

кандидат военных наук,

эксперт Центра внутриполитических проблем

А.М. Богачев,

заместитель главного редактора радиоканала "Радиогазета "Слово",

психолог-консультант 

Теги: , , , , , , , , ,

Шойгу сообщил о создании войск информационных операций

В российской армии сформированы войска информационных операций. Такое сообщение сделал сегодня глава Минобороны РФ Сергей Шойгу во время выступления в Государственной Думе РФ.

"Созданы войска информационных операций, что гораздо эффективнее, сильнее", – заявил Шойгу в ответ на вопрос о необходимости создания управления по контрпропаганде.

"Пропаганда должна быть умной, грамотной и эффективной", – отметил он.

Напомним, что именно использование инструментария информационных войн привело в созданию "государства Украина".

 

Теги: , , ,

Мировой империализм и Формула смысла: исчерпал ли себя капитализм?

В настоящий момент всем патриотическим силам России очень важно ясно осознавать: что в ближайшее время ждет наш мир, в котором якобы победил капитализм.

Программа КПРФ подчеркивает, что «наша партия исходит из анализа общественно-политической практики, руководствуется марксистско-ленинским учением и творчески его развивает, опирается на опыт и достижения отечественной и мировой науки и культуры».

В этом контексте интерес вызывает дискуссия на тему «Исчерпал ли себя капитализм?» ведущих программы «Формула смысла» на радиоканале «Вести. ФМ» Дмитрия Куликова и Ольги Подолян с историком, философом, директором Центра русских исследований Московского гуманитарного университета Андреем  Фурсовом.

По мнению Фурсова, что бы ни утверждали классовые защитники власти мамоны, капитализм как общественная формация вошел в свою терминальную стадию, о чем и говорил Ленин в своей гениальной работе «Империализм как высшая стадия капитализма». Правда, отметил Фурсов, Каутский, проиграв базовый спор с Лениным, был прав в одной частности: агония капитализма может порождать нечто вроде «ультраимпериализма».

Сам же капитализм, как особая форма существования капитала, прогрессивная в определенный исторический момент, исчерпала себя уже к концу XIX века, – напоминает Фурсов. Капитализму требовалось новое «жизненное пространство», которое тогдашние «сильные мира сего» могли получить только одним способом: посредством хищнического захвата новых ресурсов.  Недаром на международной Берлинской конференции в 1884 году было принято решение о том, что если некая страна не может сама освоить свои ресурсы, то «мировое сообщество» может само освоить эти ресурсы в принудительном порядке.

Так как прямой военной силой Россию Запад победить не мог, то пошел «окольным путем» и развязал мировые войны, стравив Россию с Германией. Великие социальные катастрофы и разрушения позволили западному капитализму просуществовать еще несколько десятков дополнительных лет, – примерно до 1975 года. Однако затем западный капитализм вновь подошел к своему пределу. Кризисы перепроизводства, «набухающая» прибавочная стоимость, не вкладываемая в реальное производство и «растворяющаяся» в виртуальном финансовом капитале, привели к ситуации, когда гигантская и ничем не обеспеченная долларовая масса должна была «схлопнуться». По оценкам и западных, и советских аналитиков это должно было произойти в девяностые годы XX века и завершиться полной победой СССР с его плановой экономикой и вложением прибавочной стоимости в человеческое развитие, а не в «умножение капитала».

Запад готовился к своему возможному краху, постепенно работая над формированием тоталитарного общества управляемых «винтиков». С шестидесятых годов прошлого века над этим начали работать глобальные структуры. Так на деньги Рокфеллеров создавались «экологические организации», которые должны были препятствовать развитию производства, мешающего финансовому капиталу фактом своей реальности, а различные политтехнологические организации работали над «аннигиляцией» социального оптимизма «шестидесятых», а также формированием «мира иллюзий» и общей деградации человеческих масс, погружаемых в мир нравственного релятивизма. В итоге это должно было привести к жестокой диктатуре, где практически все ресурсы сконцентрированы в кругу «избранных».

Ситуацию для Запада, опять же на время, спас демонтаж СССР, обусловленный, прежде всего, не экономическими, а психо-информационными факторами и предательством элит. Разгромив СССР, западный капитал получил еще одну отсрочку. Как отмечает Фурсов, после распада СССР произошло крупнейшее в мировой истории ограбление огромных масс людей. Так за порог бедности шагнуло порядка 150 миллионов человек из стран бывшей социалистической системы.

Но сейчас ресурс разграбления вновь подошёл к концу, и мировая капиталократия вновь стоит перед выбором: война или реформы, или сочетание этих вариантов.

Хорошо изучивший Маркса Жак Аттали наряду со многими «властителями дум» западного мира считает, что современный капитализм нужно превратить в нечто иное. А во что должен превратиться мир, где главное – капитал, если не начать социалистические преобразования?

Конечно же, считает Фурсов, в диктатуру, которая предоставит почти неограниченные возможности новой элите (примерно 15%) человечества. Эта «элита» не будет сконцентрирована  в какой-либо отдельной стране или группе стран, а обустроится в ряде анклавов, напоминающих рыцарские замки раннего средневековья (между прочим, отметил Фурсов, в 2019 году в США спустится на воду первый в мире «плавучий остров», рассчитанный на автономное существование 50 тысяч богатеев). Остальное население останется выживать в глобальном «Сомали». Производство же будет полностью компьютеризировано и роботизировано (конечно, затем взаимное уничтожение пойдет и в этих анклавах).

Для осуществления данного проекта необходимо разрушить способность большого количества людей мыслить: в этих целях во всем мире активно уничтожаются образование и наука для «обычных» людей, а доступ к реальным знаниям получает новое «квазижречество». Но, в  итоге, такой путь ведет к катастрофе для всех.

Конечно, проекту «нового средневековья с функцией рабовладения» сопротивляются многие части мировой элиты, особенно собственники реального производства.  Приход Трампа – это их ход в «большой игре». Но и они не знают, что делать, потому что повторять индустриализацию уровня конца XX века, просто «забирая» заводы из Китая, – это создание противоречия между такой индустриализацией и новыми производительными силами, завязанными на высокие компьютерные технологии. А при полноценном развитии этих технологий неясно, куда девать огромное количество остающихся без работы людей, ибо капитал не будет делиться с ними прибавочной стоимостью, а «сфера услуг» вместит лишь немногих. В этом случае капиталистический. «ультраимпериалистический» путь все равно ведет к геноциду большей части человечества, а также новому, вдвойне страшному рабовладению и экологической катастрофе.

Между прочим, поделился Фурсов исторической деталью, известный фантаст Герберт Уэллс был убежденным англосакским нацистом и считал, что мир должны наследовать богатые белые люди, а все, кто сопротивляется такому развитию событий, подлежат уничтожению.

Итак, подчеркивает Фурсов, созидательного проекта развития нет ни у финансовых спекулянтов, и у «новых промышленников».

Все вышеперечисленное относится и к Китаю, потому что он неразрывно связан с миром мирового финансового капитала.

Какие выводы лично я сделал, прослушав поучительную радиопередачу с участием Андрея Фурсова?

  • Гений Ленина до сих пор определяет базовое понимание сущности мирового империализма;
  • Процессы борьбы мирового капитала за свое существование могут привести к глобальной катастрофе и регрессии человечества на несколько тысячелетий назад (а в случае глобальной экологической катастрофы и гораздо дальше назад по линии времени);
  • Единственным проектом созидания по-прежнему является социализм, который в силах предложить миру только Россия, опирающаяся на фундаментальные ценности русского и других ее народов, так как эти ценности позволяют противостоять технологиям психофизиологической деградации.
  • Мировой финансовый капитал делает и будет делать все, чтобы эти выводы не сделала критически значимая масса людей.

 

Алексей Богачев

 

Теги: , , , , , , , , , , , , , , ,

Информационная война: лингвистический аспект

Война – «организованная вооруженная борьба между государствами, классами или нациями (народами)» (СЭС, 1990: 239). Война преследует три цели: захват территории противника, его экономических ресурсов, подчинение его населения администрации государства-агрессора. Эти цели не меняются, но постоянно совершенствуются средства их достижения. Совершенствуется не только материальное оружие (холодное, огнестрельное, ядерное), но и идеологическое, т. е. способы обработки образа мышления противника.

Практически до середины ХХ века идеологические средства борьбы считались вспомогательными: «В войне используются вооружённые силы как главное и решающее средство, а также экономические, дипломатические, идеологические и другие средства борьбы» (СЭС, 1990: 239). Главной их задачей была подготовка и поддержка применения материального оружия. В начале европейской истории государство-противник объявлялось врагом добра и справедливости (Бога, истины), а вооружённые силы противоборствующей стороны – их защитником. Теперь применяемые средства более изощрены: используется не только прямая дезинформация (манипулирование фактами), но и производятся попытки корректировать мышление и, как следствие, поведение противника. Со второй половины ХХ века положение изменилось. Это связано и с осознанием трагических последствий возможного применения ядерного оружия, но прежде всего, с совершенствованием самих средств ведения информационной войны.

С улучшением средств радиосвязи, появлением телевидения, а затем и интернета идеологическое оружие получило практически неограниченный доступ к сознанию каждого жителя планеты. От последнего не требуется даже умение читать (как в случае с пропагандой в прессе), достаточно наличие телевизора или интернета. Ещё А. Гитлер отмечал эффективность подобных способов идеологической обработки оккупированных территорий: «Гораздо лучше установить в каждой деревне репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их, чем предоставить им возможность самостоятельно усваивать политические, научные и другие знания» (Цит. по: Симаков, 2009: 41).

Ведущие государства и политические группировки мира перешли к массовому применению идеологического оружия, что привлекло внимание, как учёных, так и международных политических организаций. В 1967 году канадский философ и филолог М. Маклюэн (1911 – 1980) ввёл понятие «информационная война». За несколько лет до этого Организация Объединённых Наций (ООН) приняла «Конвенцию об обеспечении информационной безопасности». В этом документе информационная война определяется как «противоборство между двумя или более государствами в информационном пространстве с целью нанесения ущерба информационным системам, процессам и ресурсам, критически важным и другим структурам, подрыва политической, экономической и социальной систем, массированной психологической обработки населения для дестабилизации общества и государства, а также принуждения государства к принятию решений в интересах противоборствующей стороны» (КОИБ). Иными словами, информационная война – это «комплекс мероприятий по информационному воздействию на массовое сознание для изменения поведения людей и навязывания им целей, которые не входят в число их интересов»(Леонов).Исследованию информационных войн посвящено большое количество трудов, среди прочих-работы Г.М. Маклюэна, М.Т. По, Г.А. Инниса, Э. Хевлока. В данной статье рассматриваются некоторые лингвистические особенности ведения информационной войны.

Оружие, при помощи которого ведётся информационная война, – слово. От того, каким словом обозначается то или иное понятие, зависит отношение и к самому понятию, и к тому явлению (или предмету), которое оно обозначает. Изменяя слова, принятые для обозначения определенных понятий, происходит воздействие на систему ценностей, лежащую в основе миропонимания, что приводит к переоценке первых и изменению второго. Немецкий философ М. Хайдеггер (1889 – 1976) отмечал: «Под этой рубрикой «переоценки ценностей» мы представляем себе выдвижение видоизменённых ценностей на место всех прежних… Искоренение прежних потребностей всего надёжнее произойдёт путём воспитания растущей нечувствительности к прежним ценностям, путём искоренения из памяти прежней истории посредством переписывания её основных моментов»(Хайдеггер, 1993: 65).

Те явления, которые испокон веков оценивались как негативные, сегодня получают новое имя и образ, не только положительный, но и привлекательный. Российский лингвист проф. В. В. Колесов приводит следующий пример: «Слово «любовь» содержит в себе одновременно и синкретизм символа…, и многозначность образа…, и точность родового понятийного значения, которое постоянно изменяется в зависимости от культурных переживаний использующего его народа. Прежде это было проявлением светлого чувства (поскольку и «Бог есть любовь»), а сегодня нас стараются убедить в том, что любовь – это просто секс» (Колесов, 1999: 8). Подобных примеров много. Так, «душегуб, убийца» именуется «киллер», «детоубийство» заменяется словом «аборт», «эгоист» становится «личностью», «семья» и «брак» заменяются «пробным браком» или «сожительством», жизнь в семье отменяется понятием «индивидуум», термин «желанный ребёнок» предполагает наличие «детей нежеланных» и т. д.

Изменение словоупотребления и словопонимания ведёт к мутациям шкалы этических и культурных ценностей. На негативные последствия таких семантических процессов обращали внимание ещё в древности. Так, в IV в. до н. э. древнегреческий философ Платон заметил: «Не считать ли нам, что и по отношению к речам существует какое-то подобное искусство, с помощью которого можно обольщать молодых людей и тех, кто стоит вдали от истинной сущности вещей, речами, действующими на слух, показывая словесные призраки всего существующего?» («Софист», 234c)(Платон, 1993: 298).А в IV в. н. э. византийский философ и теолог Иоанн Златоуст развивает эту мысль: «И худо не это одно, что вы внушаете детям противное заповедям…, но и то ещё, что нечестие прикрываете благозвучными именами, называя постоянное пребывание на конских ристалищах и в театрах светскостью, обладание богатством-свободой, дерзость-откровенностью, расточительство-человеколюбием, несправедливость-мужеством. Потом, как будто ещё мало этого обмана, вы и добродетель называете противными именами: скромность – необразованностью, кротость – трусостью, справедливость – слабостью, смирение – раболепством, незлобие – бессилием. Вы будто боитесь, как бы дети, услышав от других настоящее название этих добродетелей и пороков, не убежали от заразы. Ибо название пороков прямыми и настоящими именами немало способствует к отвращению от оных» (Иоанн Златоуст, 2015: 449-450).

Значение многих слов уже изменено в ходе информационной войны. Например, слово «Бог». Не вступая в дискуссию о бытии или небытии Бога, рассматривая эту категорию исключительно как историко-культурный феномен, отметим тот факт, что образ Богаживёт в сознании каждого человека, независимо от его убеждений. Формирование и сохранение этого образа не случайны. В образе Бога традиционных религий (иудаизм, христианство, ислам, буддизм) отсеяно социально-антропологически деструктивное, а конструктивное – воплотилось.

На основе отношения человека с Богом развивается и вся культура. Как отмечал проф. А. Ф. Замалеев: «…культуры рождаются на почве национальных религий и исчезают в эпоху торжества промышленных технологий и автоматизации. На смену культуре приходит цивилизация, «обрекающая на смерть» и Бога, и искусство, и самого человека». «Человек перестаёт быть мерой вещей, вещи становятся мерой человека» (Замалеев, 2011: 188).

Двадцатый век характеризуется как век секуляризма. В секуляризме, рассмотренном с лингвистической точки зрения, понятие «Бог» объявляется не имеющим референта, т. е. указывающим на несуществующий предмет. Уже в преддверии XXвека Ницше провозгласил смерть Бога: «Gott ist tot». К этому короткому тезису он свёл суть исторического движения, основанного на философии «нигилизима», по определению Хайдеггера, «того воззрения, что действительно существует только сущее, доступное чувственному восприятию, т. е. собственному опыту, и кроме него нет ничего. Тем самым отрицается всё, что основано на традиции, власти и каком-либо авторитете»(Хайдеггер, 1993: 63).Хайдеггер также предупреждал, что «исчезновение при этом прежних целей и обесценение прежних ценностей воспринимается уже не как голое уничтожение и не оплакивается как ущерб и утрата, но приветствуется как освобождение, поощряется как решительное приобретение и понимается как завершение» (Хайдеггер, 1993: 64).

Упомянутая «нигилизация» европейского мышления тоже имеет лингвистические корни: референт слова «истина» перестаёт пониматься как нечто единое и для всех одинаковое. Как следствие, формируется настроение отрицания абсолютной, неизменной и общей для всех истины. Вместо неё провозглашается множество истин или плюрализм точек зрения.

Парадокс заключается в том, что сам догмат об «отсутствии истины» или, что то же, об «относительности истины» является утверждением оной и вступает в противоречие с самим собой. Американский философ и теолог С. Роуз (1934 – 1982) заметил: «Для поколения, воспитанного на скептицизме и не привыкшего думать о чем-либо серьезно, сочетание «абсолютная истина» представляется неким анахронизмом. Расхожее мнение спешит подсказать, что никто не может быть столь наивен, чтобы все еще верить в абсолютную истину. Всякая истина в наш просвещенный век относительна. Последняя мысль, заметим, есть не что иное, как упрощенное перетолкование слов Ницше «нет (абсолютной) истины»; и эта-то доктрина служит основанием как нигилизма масс, так и нигилизма интеллектуальной элиты. «Относительная истина» главным образом представлена в наш век научными знаниями…» (Роуз, 1995:14).

Однако такое нарушение законов логики и противоречие догмата об отсутствии единой истины самому себе часто ускользает от внимания даже авторитетных философов. Отмечая это, британский филолог и философ лорд Г. К. Честертон (1874 – 1936) писал: «Человек задуман сомневающимся в себе, но не в истине – это извращение»(Честертон, 2014б: 33).

Несмотря на всеобщую секуляризацию и релятивизацию мышления, в человечестве остается потребность и в божественном начале (или высшей духовной ценности), и в устойчивой истине, этически соразмерной и единой для всех. Как эту потребность удовлетворить – тема отдельного исследования.

Ещё одна сторона лингвистической составляющей информационной войны -неконтролируемые последствия. Информация, вбрасываемая в ходе наступательных операций, не является высокоточным оружием. Она распространяется по всему миру, игнорируя государственные границы и культурно-цивилизационные различия. В результате, информационная война, начинаемая против государства-противника, превращается в войну против человечества. Разграничение «своих» и «чужих» становится не политическим, а этическим. Формируются так называемые «общество нормы» и «общество аномалии», возникает «кризис традиций».

На ее глобальный и неконтролируемый характер указывает «Доктрина информационной безопасности Российской Федерации»: это «девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры, основанных на культе насилия, на духовных и нравственных ценностях, противоречащих ценностям, принятым в российском обществе» (ДИБ), следствие которых – «неспособность современного гражданского общества России обеспечить формирование у подрастающего поколения и поддержание в обществе общественно необходимых нравственных ценностей, патриотизма и гражданской ответственности за судьбу страны» (ДИБ).

С другой стороны, настойчивое изживание понятий «Бог» и «истина» приводит пытливые умы к вопросу: чем организован мир? есть ли в этом мире нечто абсолютное (незыблемое, вечное, неизменное)? Теория и практика информационной войны приводит к кризису европейского мышления, доводя его до «пограничной ситуации», по словам немецкого философа Карла Ясперса (1883 – 1969).Человек не может быть нигилистом продолжительное время: любое отрицание либо губит мысль, либо заставляет её исткать новую опору.

Указанные метафизические проблемы проецируются на личностном уровне как вопросы о счастье и о смысле жизни. Популярность предлагаемой идеологии основывается, в том числе, и на простоте предлагаемых рецептов счастья. Однако в транслируемой доктрине содержится ошибка, если не осознанный подлог: счастье подменяется комфортом, а смысл жизни сводится к культу потребления. Для достижения комфортной, «счастливой» жизни предлагается свободная смена партнёров («сожительство», «гражданский брак»), свобода на отказ от потомства («планирование семьи»), свобода на смерть («эвтаназия») – иными словами, свобода от ответственности. Все вышеперечисленные «свободы» охраняются концептом «прав человека», не включающих пункт об обязанностях уважать права других людей (Медведева, Шишова, 2012: 120-147).

Философия комфорта apriori сознательно или неосознанно предлагает искаженное понимание основ счастья. Если счастье действительно заключается в том, что сегодня пропагандируется, то почему постоянно возрастает число самоубийств в том числе в экономически благополучных странах и среди состоятельных слоев населения. Так, в опубликованной статистике самоубийств ВОЗ на 2012 г. на 100 000 человек приходится в Бельгии – 14,2 самоубийств; в Швеции – 11,1; в Швейцарии – 9,2; в то время как тот же показатель в Перу – 3,2; Южной Африке – 3,2; Сирии – 0,4(ВОЗ, 2014: 84-94).

Образ счастья, транслируемый современной западной культурой, вполне выражен лозунгом: «Бери от жизни всё». В то время как выработанные веками нормы бытия и слова, используемые для их именования, прежде сохранялись в семье и передавались из поколения в поколение в процессе воспитания: «Домашнее воспитание есть корень и основание всему последующему. Хорошо воспитанного и заправленного дома превратное школьное воспитание не так легко собьет с прямого пути» (еп. Феофан, 2011: 84). Г. К. Честертон отмечал: «Мы можем сказать, что семья – основа сообществ, клеточка их тела. С ней связаны все святыни, которые отличают человека от муравьёв и пчёл… На протяжении всей истории мы видим отца, мать, ребёнка» (Честертон, 2014а: 43). Семья является стержнем общества. Именно поэтому в XX веке в некогда христианской Европе она подверглась агрессивным атакам со стороны идеологов информационной войны.

Можно сказать, что истинными смыслами слов являются те, которые сложились в древности, смогли сохраниться на протяжении веков и таким образом доказали свою социальную значимость. Единственной структурной единицей общества, сохраняющей в настоящие времена эти смыслы, является семья (традиционная). Информационная война, с какими бы целями она не велась, против кого бы ни была направлена и какие бы методы не использовала, разрушая смыслы слов, нередко стремится разрушить и семью. И наоборот, разрушая семью, облегчает процесс разрушения смысла слов.

Оксана Викторовна Тихонова, к.ф.н., ассистент Кафедры романской филологии Санкт-Петербургский государственный университет

Евгений Юрьевич Сиверцев, к.ф.н., доцент Кафедры философии науки и техники Санкт-Петербургский государственный университет

Библиография

1.                  ВОЗ. Всемирная организация здравоохранения. Предотвращение самоубийств: Глобальный императив. – Женева: ВОЗ, 2014.

2.                  ДИБ. Доктрина информационной безопасности Российской Федерации: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/5.html

3.                  Замалеев А.Ф. Культура и цивилизация // Интуиции русского ума: Статьи. Выступления. Заметки. – СПб., 2011.

4.                  Иоанн Златоуст, свят. К тем, которые губят своих детей // Что значит быть христианином: Сборник поучений. – М., 2015.

5.                  КОИБ. Конвенция об обеспечении информационной безопасности. ООН: http://www.scrf.gov.ru/documents/6/112.html

6.                  Колесов В.В. «Жизнь происходит от слова…» – СПб., 1999.

7.                  Леонов И. Доклад Общественного Комитета «За нравственное возрождение Отечества»: http://www.moral.ru/parad.html

8.                  Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Троянский конь ювенальной юстиции // Медведева И.Я., Шишова Т.Л. Родители и дети: конфликт или союз? – Рязань., 2012. – С. 120-310.

9.                  Платон. Софист //Платон. Собрание сочинений в 4 т., Т.2. – М., 1993.

10.              Роуз С. Человек против Бога. – М., 1995.

11.              Симаков С.К. Кризис Европы. – СПб., 2009.

12.              СЭС. Советский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1990.

13.              Феофан Затворник, свят. Основы православного воспитания: по труду свт. Феофана Затворника «Путь ко спасению». – М., 2011.

14.              Хайдеггер М. Европейский нигилизм // Время и бытие: Статьи и выступления. – М., 1993.

15.              Честертон Г.К. Вечный человек. – Минск, 2014 а.

16.              Честертон Г.К. Ортодоксия. – Минск, 2014

Оксана  ТихоноваЕвгений  Сиверцев

 

Теги: , , , , ,