Архив Тегов:Страх

«Секс, Смех, Страх» — три «С» российского ТВ

…Знакомый учёный рассказывал мне, как в годы перестройки, когда на советского зрителя разом обрушилась лавина западной кинопродукции — триллеров, ужастиков, эротики, — один из его аспирантов, насмотревшись этих фильмов, не на шутку заболел, — так велико было нервное потрясение у не подготовленного к подобным зрелищам человека. Примерно в то же время мы, ленинградские учёные-психологи, проводили исследования, пытаясь выяснить, как влияют на зрителя сцены насилия и секса на экране. У нас было три группы добровольцев — студентов и курсантов; одной группе в течение нескольких дней показывали всевозможные кровавые триллеры, второй — так называемую эротику, третьей — мелодрамы. Первыми не выдержали те, кто смотрел порно; молодые люди взмолились: «Больше не можем! Мерзко на душе!» А после триллеров у зрителей, по их словам, «настроение становилось злобным».

Такова была реакция советского человека, воспитанного советским телевидением, на западные новшества. Однако время шло, и зрительские души начали меняться. Многие, наверное, помнят видеосалоны конца 80-х — начала 90-х, где в тесноте, в духоте, в смраде людям крутили дурные копии американских фильмов. Туда набивались и подростки, и пенсионеры, чтобы получить свою порцию «чернухи» и «порнухи». Сначала они приходили в ужас, некоторые даже покидали салон… Действительно, когда нормальный человек впервые видит на экране откровенную порнографию, для него это колоссальная психологическая ломка! Все табу рушатся, и человек вдруг оказывается в совершенно ином душевном состоянии… Происходит своего рода подмена души!..

Что мы можем видеть сегодня, после долгих лет подобной психологической обработки телевидением? Вот возьмём свежий номер популярной петербургской телепрограммы, найдём в нём интервью с молодой актрисой по имени Таисия. Журналист говорит ей:

— В своём новом фильме вы впервые рискнули сняться обнажённой…

И Таисия радостно подхватывает:

— Мне и раньше поступали подобные предложения, но я либо отказывалась, либо использовала дублёршу. Но в этот раз решила начать взрослую жизнь — надо сделать этот шаг. Режиссёр, не спрашивая, хочу я или нет, просто поставил перед фактом: «Предстоит такая сцена!» Я очень ему доверяю, по­этому делаю так, как он считает нужным.

Вот вам пожалуйста! Таисия не порноактриса, но: «Надо!»; «Так хочет режиссёр!» И никаких сомнений, никаких моральных колебаний — она покорно подчиняется «велению времени». И это совсем не свобода, а новое либеральное рабство.

Рассматривая всё ту же телепрограмму, я вижу повсюду значки: 12+, 16+, 18+… С одной стороны, это как будто бы добрый знак — телевидение заботится о наших детях и предупреждает родителей: «Эти фильмы не для детской аудитории!» Но каковы результаты подобных предупреждений? Нулевые! К слову сказать, я как-то пытался понять, в чём разница между фильмами 16+ и 18+… Да нет там никакой разницы! Всё те же оголения и насилие — что в тех, что в других. А ведь существует ещё и реклама! Реклама средств, повышающих потенцию, весьма откровенная по содержанию, появляется в любое время, во всех фильмах, и своим безстыдством сводит на нет все возрастные предписания.

…Наше телевидение развивается под знаком трёх «С»: во-первых, Секс; во-вторых, Смех; в третьих, Страх. О первом «С» мы уже сказали, поговорим теперь о втором — о Смехе.

Собственно говоря, мне бы не хотелось даже употреблять это слово — «смех». Здоровый, весёлый, добрый смех — это положительное явление, в нём нуждается душа человеческая. Но, смотря наши юмористические (а зачастую и иные) телепрограммы, хочется употребить другое слово — грубое, уличное: «ржач». Взгляните на наших телеведущих: порою создаётся впечатление, что руководство требует от них только одного — умения ржать по любому поводу или вовсе без повода. Им нужно безумно хохотать каждые две минуты, а в перерывах между взрывами хохота насмехаться над чем-то, ёрничать, «стебаться» (ну и словечко ввели!)… Над чем же? Они смеются, как правило, над всем добрым, чистым, над традициями, над нашей культурой. Их смех, их «ржач», как кислота, разъедает духовно-нравственные устои общества и в этом смысле действует не хуже порнографии, тем более что чаще всего это юмор «ниже пояса».

И третье «С» — Страх. Телевидение старательно запугивает зрителя и новостными передачами, и фильмами, и сериалами. Зрелище кровавых катастроф сменяется шоу экстрасенсов и астрологов с их мрачными предсказаниями; потом мы следим за похождениями маньяка-убийцы, потом на зрителя с экрана полчищами лезут ожившие мертвецы и вампиры… Даже в передачах о животных теперь любят показывать всевозможных хищников, крокодилов и змей…

Раньше «ужастики» были по преимуществу заграничной продукцией, но теперь российские кинодельцы не отстают от западных: вспомните тошнотворный отечественный сериал «Метод», переполненный сценами садизма и патологии… Говорят, сейчас выходит на экраны российский сериал о вампирах… Почему это происходит, зачем ТВ держит людей в постоянном страхе? Это тоже часть современной политики: запуганный телеужасами человек забывает о подлинных страхах нашей жизни. Что с того, что у тебя зарплата или пенсия маленькая, что ты не можешь оплатить своё лечение, учёбу твоего ребёнка?.. Это пустяки! Вот погоди, нагрянет в твой дом маньяк, врежется в Землю комета или твой сосед окажется вампиром! С помощью вымышленных ужасов телевидение запугивает нас, чтобы мы почувствовали себя слабыми и беззащитными и не пытались бороться с реальными проблемами нашей жизни.

Впрочем, не только смехачи, сексуально озабоченные «звёзды», всевозможные бандюганы и монстры обитают на нашем телевидении. Есть у ТВ и «положительный герой» — это «золотой телец». Культ денег, культ богатства развит на нашем телевидении (передачи вроде «Кто хочет стать миллионером?», «Секрет на миллион» и др.), о богачах — отечественных и зарубежных — тут говорят с восхищением. Все мы, православные, знаем, что сребролюбие, поклонение мамоне — это один из видов язычества, и выходит, что телевизор становится языческим алтарём в нашем доме.

Современное ТВ перестало быть не только русским, но даже и российским, — оно верно служит идеям глобализма. Прекрасный пример тому — история с сериалом «Родина». Мы уже привыкли, что наши передачи создаются по купленным за границей образцам. Телевидение России давно превратилось в помойку, где любому духовному бомжу предлагается большой выбор объедков с чужих столов. Но вот закуплена идея целого сериала… Сначала «Родина» снималась в Израиле с израильскими актёрами, потом — в США с американскими актёрами, а теперь вот в России, с российскими актёрами, в российском антураже. Но сюжет и всё действие остались прежними! Возможно ли такое, чтобы одна и та же история без изменений развивалась и в США, и в Израиле, и в России? Чтобы все герои поступали одинаково, без учёта национальных особенностей, психологии, политики? Такое может быть только в фантазиях глобалистов. Это отрицание собственной страны, Родины, государства, его истории и традиций. А как вам нравится то, что на российских телеэкранах постоянно демонстрируются американские русофобские боевики, в которых тамошние супермены расправляются с русскими военными и «русской мафией»? Как это соотносится с патриотическим воспитанием молодёжи?..

Есть и ещё одна задача, поставленная перед российским телевидением современными хозяевами мира, — немаловажная задача! Мы говорим о разрушении русского языка. С экрана из уст телеведущих постоянно звучит американизированный сленг, русские слова всё чаще заменяются иностранными (последняя новинка — «контент» вместо «содержания»), а если русская речь всё-таки звучит, то она настолько изуродована и безграмотна, что её просто не хочется называть русской. Можно было бы сказать, что это следствие безкультурья наших тележурналистов. Но дело тут прежде всего в том, что идёт целенаправленное обеднение, вульгаризация русского языка, его словаря и звучания. Сближение с неким глобалистским вненациональным упрощённым наречием на основе американизированного английского.

…Вернёмся к советским временам. Скажу, как учёный и как человек, в те годы выступавший на телевидении: советское телевидение всё-таки создавалось на научной основе. Оно прислушивалось к нашему мнению — мнению социологов, психологов, медиков… И наши работы до перестройки были востребованы… Теперь взгляните на российское телевидение. Оно в высшей степени антинаучно! Никто не заботится о психике, душе и духе зрителей, всё делается без учёта психологических законов, требований моральной гигиены, этики. Наука современному ТВ нужна только в одном случае: чтобы верно рассчитать воздействие рекламы на аудиторию, чтобы создавать рекламные клипы, как следует «цепляющие» народ. Вот тут учёные нужны! Но ученые без совести.

Сейчас говорят, что телевидение постепенно отмирает, уступая место Интернету. «Посмотрите, — говорят нам. — Современная молодёжь уже не подходит к телевизору, только Интернет её занимает!» Во-первых, это не совсем так. Во-вторых, хочу спросить: а что, молодёжь ищет в Интернете только развивающие, познавательные программы, жаждет повысить свой культурный уровень? Увы, все мы знаем, что это не так, что Всемирная сеть заманивает молодёжь совсем иным: одурманивающими компьютерными играми, порнографией и теми «новостными» сайтами, которые из всех новостей выбирают только сплетни о «звёздах» кино и поп-музыки, о сильных мира сего, — этакие еноты — полоскуны чужого грязного белья. Интернет — это телевидение в кубе, а телевидение сегодня видится лишь стартовой площадкой для прыжка в бездонную пропасть Интернета.

Грязное, жестокое, губительное для человеческой психики российское ТВ всё откровеннее демонстрирует и свою враждебность к Православию. Обвиняя верующих в «религиозном мракобесии», оно само всё глубже погрязает в истинном мракобесии — мракобесии либеральном, по сути языческом. Сможем ли мы,  одолеть это зло XXI века? Всё возможно, но надо понимать, что борьба будет трудной… Однако хочу напомнить, что с нами большинство петербуржцев. По данным репрезентативного социологического исследования (опрошено 1200 чел.), проведённого в 2013 г. под моим руководством, 86% горожан выступают за нравственный контроль над содержанием телевизионных программ.

В.Е.СЕМЁНОВ, профессор, доктор психологических наук

От редакции radioslovo.ru: а мы напоминаем, что существенная часть российского ТВ, как в либеральная часть власти с ее «Ельцин-центром», — это рассадник либеральных вирусов русофобии, антисоветизма, душеразложения…

 

Теги: , , , , , ,

Алексей Богачев. О болезненном страхе перед болезнями и о мужестве заглянуть внутрь себя

Теги: , , , , , ,

Алексей Богачев: Бич сектантства и трагедия Украины

Введение

Проблема сект во все времена являлась достаточно серьезной, а в современном мире, где информационные потоки  объединяют людей в разнообразные сети, данная проблема стала особенно актуальной и значимой не только в социально-психологическом, но и в политическом плане.

Существуют различные определения сущности секты как феномена. Достаточно распространено понимание сектантства как процесса выделения малых групп из той или иной религиозной общности (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E5%EA%F2%E0). Однако в настоящей работе мы рассмотрим феномен сектантства с психологической точки зрения и в политическом контексте (на примере нынешней Украины).

Согласно  известному социальному психологу Д. Майерсу, секта –«это «группа, обычно характеризуемая: 1) особым ритуалом поклонения богу или человеку; 2) изоляцией от окружающей «злой» культуры; 3)наличием харизматического лидера. (Ересь, в отличие от секты, есть лишь ответвление официальной религии.)» (Д. Майерс, «Социальная психология», СПб.: Питер, 1997 — 688 с.).

В соответствии с данным подходом, мы можем рассматривать секту как некоторую социальную группу  (численность  ее может быть от трех до многих миллионов человек), которая противопоставляет себя окружающему миру на основе определенной системы иллюзий, скрепленной крайне высокой   эмоциональной значимостью нахождения в данной группе для ее членов.

В этом контексте нам близко одной из определений секты, данное А. Дворкиным: «Тоталитарными сектами стали называться особые авторитарные организации, лидеры которых, стремясь к власти над своими последователями и к их эксплуатации, скрывают свои намерения под религиозными, политико-религиозными, психотерапевтическими, оздоровительными, культурологическими и иными масками»  (Дворкин А.Л. Сектоведение. Тоталитарные секты. Опыт систематического исследования. Н. Новгород: Издательство братства во имя св. князя Александра Невского, 2003. С. 44.).

Механизм вовлечения в секту

Рассмотрим алгоритм вовлечения индивидуума в секту. Представим себе человека, живущего в отчуждении от мира, потерявшего контакт с собственными эмоциями, психологически усталого и одинокого. Предположим, он наталкивается на объявление о «психологическом тренинге» и соглашается принять в нем участие. А тренинг ведет опытный специалист, который умеет применять такие групповые психотехники, посредством которых «вскрываются» глубинные чувства, прорываются вытесненные и даже отщепленные ранее переживания, возникает особое чувство искренности общения. Во время настоящего, созидательного психологического тренинга, который ведет ответственный ведущий, возникшие переживания интегрируются в структуры личности участников тренинга, так чтобы после него они могли выстраивать новые, более здоровые, чем раньше, отношения во внешнем мире. Как правило, ответственный подход требует и разъяснения сущности актуализировавших во время тренинга процессов.

В любом случае, профессиональный психолог всегда добивается того, чтобы тренинг завершился внутренней интеграцией, «собиранием в кучу» каждого из членов тренинговой группы. Но если перед ведущим группы стоит задача создания секты, то он, запустив мощнейшие эмоциональные механизмы в участниках «тренинга», затем не только не работает над тем, чтобы помочь членам группы овладеть этими процессами и затем использовать новые возможности (коммуникации, эмоциональной саморегуляции, восприятия событий и т.д.)  в обычной жизни, но, наоборот, создает ситуацию, при который эти процессы овладевают доверившимися ему людьми,  и они находятся в положительном состоянии только во время самого «тренинга». Испытав «просветление», то есть заново обратившись к глубоким чувствам и непосредственному общению, человек после окончания такого «тренинга» вновь попадает в «серый и беспросветный мир», где не хочется жить. Более того, в этом человеке вновь  актуализируются все страхи, обиды, вся бывшая ранее в бессознательном  душевная боль. Это похоже на ситуацию, при которой врач, начав полостную операцию, затем не завершает ее, отпустив пациента с разрезанным животом и без дальнейшего приема анальгетиков. Естественно, в таком случае в индивидууме возникает сильнейшая тоска по «тому, настоящему», что якобы может дать только секта, в нашем примере замаскированная под психотерапевтическую группу. Он возвращается в группу, а там ему предлагают целую систему жизни, включающую в  себя и «харизматичного лидера» (лидеров), и «новояз» (то есть некий особый выдуманный язык) и «систему знаний», выдаваемую за нечто «абсолютно новое» (так сайентологи-дианетики выдают за собственные открытия известные психологические теории и практики).

В большом количестве случаев после такого воздействия человек становится постоянным членом и донором (в финансовом, организационном и иных планах) сектантской группы, все в большей степени впадая в эмоциональную зависимость, отгораживаясь от «холодного и беспощадного мира», начиная думать на языке секты, подчиняться ей (ее лидеру или лидерам) во всем. Одновременно запускается механизм нездоровой регрессии (психологического возвращения к детскому состоянию). Регрессия стимулируется отождествлением с группой (психологическим «растворением» в ней) и множеством специальных техник образования «человеческой массы», в которой каждый возвращается к уровню, близкому к уровню обезьяны. Наверно, многие могли наблюдать данные процессы, при которых сектанты активно подпрыгивают, хлопают в ладоши, обнимаются и поют. Это характерно и для «пятидесятников», и для  коллективов многих западных фирм (особенно сетевого маркетинга), и для «психологических групп быстрого развития».   Активно начинают работать и другие защитные механизмы (самообманы) личности. Например, возникает иллюзия собственной значимости как члена «круга избранных и посвященных», свысока глядящих на «простецов», не знакомых с «подлинным учением». Очевидно, что к принятию такого рода иллюзий, равно как и к вовлечению в секту, в целом, особенно склонны люди с комплексом малоценности и обидой на мир, а также с рецептивной установкой («мне все должны»). И начинает новый адепт той или иной секты действовать как «винтик», принимая любые сумасшедшие идеи, отвергая самого себя, отрицая очевидные факты и т.д.  Пытающихся же вразумить «новообращенного» сектанта родственников  сектант с негодованием отвергает и считает их уже чуть ли не врагами.

Фальсификаторы истории

Данные выше описание алгоритма вовлечения в секту, в принципе, применимо к различным ситуациям. На наш взгляд, оно применимо и к ситуации по созданию секты под названием «бандеровская Украина».

Сделаем небольшой исторический экскурс. Как известно, до XVIII  века слово «украинцы» не указывало на этническую принадлежность и применялось «по отношению к пограничным землям и жившим либо служившим на них людям». (Гайда, Ф.А.. От Рязани и Москвы до Закарпатья. Происхождение и употребление слова «украинцы» // Родина. 2011. № 1. С. 82-85).

В электронной энциклопедии по поводу слова «Украина» можно найти следующие сведения: «В Северо-Восточной Руси, а позднее и во всём Русском царстве, это название применялось к самым различным пограничным областям («окская украина», «псковская украина», «сибирская украина», «слободская украина»), а на территории Речи Посполитой закрепилось в качестве имени собственного за юго-восточными рубежами государства»(https://ru.wikipedia.org/wiki/%D3%EA%F0%E0%E8%ED%F6%FB).

Как пишет украинский исследователь Григорiй Штонь, «В качестве этнонима пограничный термин «украинцы» появляется в литературном русском языке в первой половине XIX века (например, в стихотворениях Кондратия Рылеева), однако в творчестве Тараса Шевченко он ещё полностью отсутствует» (Штонь Григорій. Українськість Шевченка: новоутвір чи традиція? // Наукові праці Кам’янець-Подільського державаного університету. Філологічні науки. — Випуск 9. — Кам’янець-Подільський, 2005. — С. 171.).

Жители современной Западной Украины вплоть до XX века считали себя русинами: «согласно переписи в Австро-Венгрии 1900 года, русинами себя считали почти 3 млн человек, что составляло почти 90 % населения территории современной Западной Украины» (М. Грушевский, История Украины-Руси http://litopys.org.ua/hrushrus/iur10102.htm).

Как отмечает украинский общественный и политический деятель Олег Царев, в том виде, в котором Украина существует в постсоветские годы, она изначально задумывалась «еще в Австро-Венгрии, как антирусский проект» (http://www.vestikavkaza.ru/articles/Oleg-TSarev-Ukraina-–istoricheskiy-antirusskiy-proekt.html).

В свое время русинов и малороссов заставляли называть себя украинцами, искусственно противопоставляя России и русскому миру. Портал «Новороссия.org»  приводит следующую информацию: «В музее Т. Г. Шевченко есть его паспорт и там чётко записано — ПРАВОСЛАВНЫЙ Малороссиянин! А в паспортах Ивана Франко и Леси Украинки (Косач ) стоит запись РУСИН и РУСИНКА! А в универсале к казачеству Б.Хмельницкий пишет: «Я потомственный русский шляхтич повелеваю ….»А.Г. Сковорода про себя написал: » Я босоногий русский философ». И.Франко в своём дневнике записал: «Меня сегодня кровно образили (оскорбили — польск.) меня обозвали украинцем хотя все знают, что я-РУСИН( цитата ).  Для сведения, до Революции украинцами называли себя только те, кто отрёкся от православной веры и перешел в греко-католики (униаты). Слово «украинец» было не национальность, а принадлежность к религии» (http://www.novorossia.org/istoria/6904-do-revolyucii-ukraincami-nazyvali-sebya-tolko-te-kto-otreksya-ot-pravoslavnoy-very.html).

То есть австро-венгерские и польские специалисты специально отрывали от русского мира его окраинную часть, «огнем и мечем», а также различными соблазнами принуждая русинов и малороссов обособлять себя от великороссов и белорусов, отделять себя от единого народа. План тогдашних западных политтехнологов был в существенной степени реализован.

Помешать созданию полноценной секты в виде «петлюровской» или «гетманской» Украины смогли только большевики. Если бы не советская национальная политика, в которой слово «украинцы» понятие было, при всех перегибах «коренизации», включено в контекст единства славянского мира, то русофобское, по сектантски отрицающее  свои же корни образование «нацистская Украина» появилось бы уже сто лет назад.

Важно подчеркнуть, что основу такой секты составляли люди с теми или иными видами психологических травм, отказавшиеся от памяти предков, переживающие вязкую обиду на мир. На окраине метрополии таких людей должно было бы достаточно много, особенно в Галиции, жители которой дольше всех подвергались двойному (классовому и национальному) гнету, ведь если Левобережная Украина воссоединилась с русским миром еще в XVII веке, то Львов вернулся в Россию только в XIX веке, да и то в составе Царства Польского.

Вторая попытка организовать на территории Украины-Малороссии нацистскую секту была предпринята во время Великой Отечественной войны, но также подавлено советской властью. Единая общность – советский народ, где старшим братом был народ русский, и где славянскому ядру уделялась огромное значение, исключала появление любых сколько-нибудь масштабно действующих нацистских образований.

Секта под названием «Украина»

Однако с распадом СССР началась третья такая попытка. Используя все новые возможности психо-информационной эпохи, население Украины массово зомбировали, внушая идеи национального превосходства украинцев над другими народами, ненависти к «москалям», права требовать «реабилитации» за якобы имевшие место со стороны «русских-московитов» унижения.

После распада СССР психологическая реальность большинства бывших советских граждан была хаотизирована,  их самооценка подверглась тяжелым ударам. В качестве защиты от унижения и страха жителям Украины предложили войти в искусственно созданную общность «великих укров», презирающих весь мир и особенно «кацапов» и получающих за это эмоциональную выгоду. Правда, платить за такую защиту  потребовалось, в том числе, верой в самые диковинные иллюзии. Приведем некоторые из них, воспользовавшись исследованием газеты «Комсомольская правда». Вот некоторые выдержки из соответствующего материала:

«Ответ на вопрос, которым задаются российские СМИ: «Откуда взялось поколение украинцев, ненавидящих Россию?» — на самом деле прост. Оно выросло за 23 года, которые мы прожили в разных государствах после распада СССР. А вот чем это поколение поливали и удобряли, «КП» попыталась понять, изучая учебники, по которым в незалежной преподают историю. <…> В учебнике истории Украины за 7-й класс, написанном Смолием В. А. и Степанковым В. С., прямо сказано: никаких братских народов не существовало: «Киевское государство, право, культура были созданы одной народностью, украинско-русской. Владимиро-Московское — другой, великорусской. Владимиро-Московское государство не было ни наследником, ни преемником Киевского, оно выросло на своих корнях и отношение к нему Киевского можно бы приравнять, например, к отношениям Римского государства к его галльским провинциям». <…> «Название Украина впервые употреблено в летописи под 1187 г. относительно Киевщины, Переяславщины и Черниговщины. Оно происходит от слова країна, которое имело значение родной край, родная сторона, земля. Впоследствии название Украина распространилось на всю нашу землю и дало наименование нашему народу, вытеснив из употребления прежнее — Русь» (http://www.kp.ru/daily/26243.3/3123283/).

Довольно интересно, как с точки зрения здравого смысла страна может иметь  название «страна»? Понятно, когда существует, например, Сербская Краина (Сербская страна). Но если принять логику сектантов, то Украину следовало бы назвать «Краинской Краиной».

Интересным является свидетельство известного аналитика  Бориса Рожина(«Colonelcassad»). Недавно он дал интервью, выдержку из которого уместно привести здесь: «Вопрос: В России об этом мало пишут, но очевидцы утверждают, что в последние 20 лет на Украине фактически была полностью переписана история. Был создан ряд мифов, например, что Одессу основала не Екатерина, а древние укры; что восстание на броненосце Потемкине было организовано украинскими казаками, которым русские офицеры не разрешали ходить в шароварах и играть на домре. Действительно ли эти и подобные им казусы входят в школьные программы, учебники ВУЗов, просветительскую и публицистическую литературу, издаваемую на Украине, или это все же преувеличение? Борис Рожин: Я сам учился по таким учебникам, так что подобные бредовые измышления мог наблюдать воочию. Помню утверждения вроде «Исус Христос — украинец с Прикарпатья», «первый верблюд появился на Украине», «казаки первыми придумали подводную лодку», «Сталин был украинцем», «украинцы основали Трою», «основным смыслом второй мировой войны была борьба ОУН УПА за свободу Украины». И так далее. Это малая часть того бреда, который выливался в головы подрастающих поколений. Нынешние толпы молодежи, потерявшие морально-нравственные и исторические ориентиры, — это закономерный результат насаждения подобных бредовых и псевдонаучных измышлений. Необразованными людьми управлять проще  (http://colonelcassad.livejournal.com/1869365.html).

Если уж официальные учебники истории на Украине насыщены прямой исторической шизофренией, то массово продающиеся книги про «древних и великих укров» содержат в себе образцы искажения реальности,  сравнимые с пропагандой «Аум сенрике» или «Белых братьев».

Очевидно, для того, чтобы поверить во все это, необходима регрессия и мощная дестабилизация психики. Поэтому 24  года после распада СССР над народом Украины проводится ужасающий социально-психологический эксперимент, — последствия которого еще более разрушительны, чем результаты геноцида народа России.

События самого последнего времени говорят о том, что создание секты «свидомых украинцев» резко интенсифицировано. Хаос беспорядков и военных действий актуализирует побуждение закрыться в иллюзорном мире (искать врагов вовне, проецируя собственную тень на них, психологически притягательнее, чем проводить нравственную работу над собой). Различные же методики позволяют технически «выстраивать» гигантскую секту «Украина».

Выше мы упомянули о том, что регрессия личности быстрее происходит в толпе, ведущей себя подобно животным. Поэтому применение методики «хто не скаче, той москаль!» на Майдане и не только реально способствовало  направленному погружению толпы в первобытное состояние. Таким образом, на Майдане мы наблюдали ту же картину, что и на собраниях секты «пятидесятников» (или коллектива компании по сетевому маркетингу). Не удивительно, что и сектам в классическом понимании данного слова (тем же пятидесятникам) на контролируемых киевской хунтой территориях также предоставлена полная свобода, и они регулярно пополняются все новыми адептами, а каноническое православие подвергается преследованиям.

Обеспокоенным же родственникам «коллективный голос» секты отправляет свои, такие знакомые родным и близких «обычных» сектантов, сообщения:

«Никогда мы не будем братьями

ни по родине, ни по матери.

Духа нет у вас быть свободными –

нам не стать с вами даже сводными.

Вы себя окрестили «старшими» —

нам бы младшими, да не вашими.

Вас так много, а, жаль, безликие.

Вы огромные, мы – великие.

А вы жмете… вы всё маетесь,

своей завистью вы подавитесь.

Воля — слово вам незнакомое,

вы все с детства в цепи закованы.

У вас дома «молчанье – золото»,

а у нас жгут коктейли Молотова,

да, у нас в сердце кровь горячая,

что ж вы нам за «родня» незрячая?

А у нас всех глаза бесстрашные,

без оружия мы опасные.

Повзрослели и стали смелыми

все у снайперов под прицелами.

Нас каты на колени ставили –

мы восстали и всё исправили.

И зря прячутся крысы, молятся –

они кровью своей умоются.

Вам шлют новые указания –

а у нас тут огни восстания.

У вас Царь, у нас — Демократия.

Никогда мы не будем братьями».

Выводы

Осознавая все вышеизложенное и извлекая уроки из украинских событий, нельзя недооценивать опасность действующих на территории России сект: явно религиозных, «психотерапевтических», националистических и т.д. На наш взгляд, данная опасность постоянно увеличивается (тем более, что в ее возрастании заинтересована пятая колонна, контролирующая большинство СМИ).

Что же касается нынешней (бывшей) Украины, то прогноз по отношению к ней — крайне неблагоприятный. С нашей точки зрения, нацистская секта на ее территории уже сформирована и крайне опасна, хотя бы причине количества своих адептов. Для ее создания были использованы все рассмотренные нами и многие другие механизмы.

Теперь жителям Украины в лучшем случае потребуется массовая психологическая реабилитация.

Для того чтобы она стала реальностью, необходимо устранить такой фактор, как российская (украинская) олигархия, в чьих интересах растление не только малороссов, но и граждан РФ, и добиться подлинного суверенитета России, реальной защиты фундаментальных ценностей русского и других народов России.  Но это – тема для отдельного разговора.

А настоящий материал уместно завершить стихотворением Леонида Корнилова:

Да, вы — крайние, мы — бескрайние.

Но я рядом с тобой стою.

И я знаю, моя украинка,

Каково тебе на краю.

То бросаться на поле дикое,

То — под свастичную броню…

Если хочешь быть — будь «великою»,

Только дай сперва заслоню.

Ты напугана и растеряна

И не те говоришь слова;

Только грудью своей простреленной

Дай прикрою тебя сперва.

Я всегда это делал вовремя.

Но теперь времена не те.

И в когтях полосатых воронов

Ты не чувствуешь их когтей.

И забыла про наших пращуров.

И кричат в тебе боль и страх.

Мы с тобою — «родня не зрячая»,

Потому что глаза в слезах.

Но, обиду смахнув украдкою,

Я тебя к груди притяну,

И за счастье твоё, украинка,

Я пойду на твою войну.

Ты нашла во мне виноватого.

Я желаю тебе добра.

Никогда ты не станешь братом мне,

Потому что ты мне — сестра.

Теги: , , , , , , , ,

Лавка «Cлово»

Хочу в СССР-2